М.В. Семенов "Мостик Славный"

Хочу рассказать о Мстиславе Владимировиче Семёнове, прекрасном педагоге, великолепном музыканте, интеллигентном человеке.

Я познакомился с ним в 1959 году, когда мне было 10 лет. Мама привела меня поступать в Бежецкую музыкальную школу, в класс скрипки. Жили мы в то время достаточно скромно, на покупку фортепиано не хватало денег, баян не хотела приобретать мама. Оставалась только скрипка. Мой одноклассник Валера Манушин уже учился в скрипичном классе, это сыграло свою роль, и я согласился. Вступительные экзамены выдержал и был принят в музыкальную школу.

«Зовут меня Мстислав Владимирович, — сказал при первой встрече строгий на вид высокий худощавый мужчина. — Мстислав означает мостик славный», шутливо, с улыбкой пояснил он. Мы так и звали его за глаза: Мостик...

Я был третьим мальчиком в скрипичном классе. Кроме Валеры Манушина, годом раньше поступил Роберт Пакконен. Так нас и оставалось только трое во весь период обучения. Больше мальчишки в скрипичный класс не поступали.

Трудно было, непривычно да и непопулярно... То ли дело баян...

Первые три года учился, стиснув зубы, пока не появился звук, пока не стал играть красивые произведения. Мстислав Владимирович был строгим и педантичным в отношении выполнения всех своих требований педагогом.

Помню, как он ставил мне руки. Очень сложно было добиться, чтобы между руками, у которых совершенно разные задачи, появилась взаимосвязь. Левая рука над струнами, правая ведёт смычок. При этом руки не должны быть зажаты. А скрипку надо крепко зафиксировать подбородком.

Он учил нас не только индивидуальному исполнительскому мастерству, мы играли скрипичные дуэты, выступали трио и квартетами. Гордостью музыкальной школы был ансамбль скрипачей, а потом и большой сводный оркестр, куда входил скрипичный ансамбль.

Репетировали по воскресеньям. Играли большие и серьёзные произведения: «Рассвет на Москва-реке» Мусоргского и «Рассвет» из балета Чайковского «Лебединое озеро», «Танец с саблями» Хачатуряна и его же «Вальс» из музыки к драме Лермонтова «Маскарад».

Каждый год весной мы выступали с отчётными концертами в городском Доме культуры. На первых концертах слушателями были родственники учеников, а потом пошли аншлаги. Для провинциального Бежецка все концерты музыкальной школы становились выдающимся событием!

Впоследствии многие выпускники школы пополнили ряды музыкантов различных коллективов в Бежецке: камерного ансамбля, оркестра русских народных инструментов, эстрадных ансамблей и ВИА.

Гордостью нашего скрипичного класса были Галя Демичева, Ира Соловьёва, Роберт Пакконен. Они продолжили обучаться в музыкальном училище, затем — в консерватории. Галя Демичева вернулась в Бежецкую музыкальную школу и работала вместе с Мстиславом Владимировичем. Ира Соловьёва вела скрипичный класс на Дальнем Востоке, а Роберт Пакконен играл в оркестре Мариинского театра в Петербурге. К сожалению, ни Иры, ни Роберта уже нет с нами...

За всеми учениками, за нашей жизненной судьбой как бы присутствует Мстислав Владимирович. Он действительно стал для нас «славным мостиком», по которому мы прошли в прекрасный мир музыки.

После окончания музыкальной школы я играл в камерном ансамбле на скрипке, потом в эстрадном ансамбле на контрабасе, а затем самостоятельно освоил саксофон, с которым не расстаюсь и по сей день.

Мстислав Владимирович очень ревновал мои пристрастия к эстрадной музыке, особенно к контрабасу и саксофону, шутливо называя меня «изменником». Сейчас я понимаю, почему. Он очень любил скрипку и хотел, чтобы мы тоже, как он, любили её и только её!

Когда я вернулся со службы на флоте, он предложил мне усиленно позаниматься вместе с ним, чтобы подготовиться к поступлению в музыкальное училище. «У тебя хорошие руки, — говорил Мстислав Владимирович, — они вспомнят то, что ты растерял за три года службы».

К сожалению, этого не произошло. Моя младшая сестра уже училась в университете. Обеспечить обучение сразу двоих родители не могли. Я пошёл работать и поступил в политехнический институт на заочное отделение.

Но музыкой я всё равно не прекратил заниматься! Эстрадным ансамблем в Бежецке в то время руководил Виктор Кукшин, который окончил Калининское музыкальное училище по классу тромбона у известного педагога Леонида Николаевича Каузова. Виктор Алексеевич и стал моим кумиром, но это уже другая история…

С Мстиславом Владимировичем я и мои родители были очень дружны, часто бывали друг у друга в гостях. Мы устраивали походы на лыжах зимой, за грибами и ягодами летом и осенью.

Если спросить о Мстиславе Владимировиче Семёнове любого из нас, его учеников, думаю, каждый согласится с тем, что частица его широкой души, бескорыстная любовь к музыке, любовь к ученикам— всё осталось в наших сердцах. Память о нём яркая, светлая и на всю жизнь…

Как много неожиданностей таит в себе нынешний Интернет! Поиски бежецких материалов привели меня на сайт аукциона «Молоток», где были выставлены на продажу старинные открытки, предметы нашего прошлого быта, картины художников. Конечно, все это было представлено в сканированных изображениях.

Там, на сайте, я узнал о существовании аттестата об окончании Бежецкой гимназии Анной Николаевной Шеманаевой.

Дальше ситуация стала раскручиваться, как снежный ком. Дело в том, что Анна Николаевна была матерью Мстислава Владимировича Семёнова и вышла из старинной бежецкой купеческой семьи Шеманаевых. Ей была уготована необычная и трудная судьба. Гимназия в Бежецке, бестужевские курсы в Петербурге, замужество, отъезд с семьёй в далёкий китайский Харбин.

Разглядывая аттестат Ани Шеманаевой, я обратил внимание, что среди учительских подписей красуется автограф моей двоюродной бабушки, Антонины Николаевны Стратонитской! Она преподавала литературу в Бежецкой женской гимназии, потом в советской школе, и о ней тепло вспоминают многие бежечане.

Вот тут меня поразила игра судьбы, воистину виртуозное хитросплетение человеческих жизней! Получается, что моя бабушка учила литературе Аню Шеманаеву, а несколько десятилетий спустя бабушкин внук учился игре на скрипке у сына Анны Николаевны Шеманаевой, Мстислава Владимировича Семенова!

Источник: "Бежецкая жизнь"