Корреспонденты газеты измеряли радиацию в Твери

После произошедшего выброса радиации в Японии поставило на уши мировую общественность.

И вот что характерно. Европейцы, американцы и даже жители далекой Австралии явно паникуют. У страха, как известно, глаза велики, и наши западные коллеги обнаруживают радиацию везде и каждый день. Вот австралийские газеты вышли с заголовком «Радиация обнаружена в Австралии и в России». О России в статье – ни слова, видно, вспомнили нашу страну для красного словца. В Германии двести тысяч человек митингуют против использования атомной энергии.

На фоне этой массовой истерии поражает спокойствие россиян, не скупающих, в отличие от французов, счетчики гейгера и не помышляющих о закрытии АЭС.

У нас действительно все в порядке или же нас просто невозможно ничем напугать после Чернобыля?

Обжегшись на воде, на молоко не дуем

Задавшись этим вопросом, мы решили провести свое расследование – вооружившись счетчиком Гейгера, поискать в областном центре зоны с повышенным уровнем радиации. А заодно выяснить, насколько надежно ведется контроль за «тихой смертью», как метафорически называют этот вид ионизирующего излучения.

Для начала мы вспомнили все «радиоактивные» скандалы, случавшиеся в Тверской области в минувшие годы. Главная головная боль всех, кто боится «тихой смерти», - Калининская АЭС. Вокруг атомной станции годами витают слухи и легенды. Одна из них – станция строилась с нарушением технологии, на подвижной почве. Косвенным подтверждением тому – нежелание народных депутатов в 1990 году голосовать за строительство новых энергоблоков. Обсуждение вопроса велось за закрытыми дверями, заслушивались доклады экологов и инженеров. Но с той поры прошло двадцать лет, и никакие катастрофы и внештатные ситуации (тьфу-тьфу-тьфу) на Калининской АЭС не фиксировались.

Счетчики на территории Удомли показывают норму.

И нет никаких точных подтвержденных данных о связи между уровнем раковой заболеваемости в Удомельском и соседних районах и работой электростанции.

…Всерьез напугались тверитяне разве что в 2006 году, когда представители Волжской межрегиональной природоохранной прокуратуры неожиданно сообщили о превышении допустимого уровня радиации в тверской воде в шесть раз и возбудили уголовные дела в отношении руководства МУП «Водоканал». Обрадованные подкинутой темой, журналисты федеральных телеканалов выпустили в эфир соответствующие сюжеты. В МУП «Водоканал» одна за другой приходили проверки. Кое-кто из напуганных тверитян перешел на закупку минеральной воды в магазинах. Горожан успокоили экологи и специалисты Роспотребнадзора. Они напомнили, что критерий безопасности воды – не разовая, а суммарная годовая альфа-активность в отдельных пробах воды.

И по суммарной – все в порядке. К тому же дело происходило весной, когда поднимаются грунтовые воды. В этой ситуации, говорили экологи, радиационный фон повышается – это естественный природный процесс.

МУП «Водоканал» ужесточил контроль за качеством подаваемой воды, указания прокуратуры были выполнены, и в дальнейшем никаких вопросов к тверской воде не возникало.

Со счетчиком, блокнотом…

Проверить уровень содержания радионуклеидов в тверской воде мы, конечно, не могли. Но провести пару опытов по измерению радиационного фона в нескольких местах Твери – вполне. Счетчик Гейгера выдал показания в пределах нормы в центре Твери, на площади Капошвара, у вагонзавода. Результаты были вполне ожидаемыми.

На последнюю «точку», которую мы проверяли, нам указали ребята, называющие себя клубом тверских сталкеров. Их интересуют заброшенные заводы, бункеры, полуразвалившиеся здания – одним словом, таинственные места, где можно найти немало приключений на… да на какую угодно часть тела. По их словам, они неоднократно фиксировали превышение уровня радиации в районе силикатного завода – на месте разрушенного предприятия по производству керамики.

Вместе с проводником, вызвавшимся показать это место, мы долго брели по сугробам, утопая в снегу. Справа, в пятидесяти метрах – Волга. Слева – заросли кустарника. Наконец мы у нужной точки. Перед нами – остов здания. Внизу, у фундамента, – черная, подозрительного вида вода. Справа – что-то вроде бункера. Мы встаем на огромный камень у бункера, делаем замер. Норма – от 0 до 20 микрорентген в час. По итогам измерения получаем 120.

— Летом мы здесь намеряли 250 микрорентген в час. Превышение в 12 раз! - утверждает наш проводник.

В чем дело и что «фонит»? Первая мысль – советское время окутано тайнами. Что производили на разрушенном предприятии? Не поэтому ли «беспокоился» наш счетчик Гейгера?

В Багдаде все спокойно

— Все ли у нас в порядке с радиацией? Усилен ли контроль за содержанием радиоактивных элементов в воздухе и воде? – задали мы вопрос руководителю отдела санитарного надзора тверского Роспотребнадзора Дмитрию Пахомову.

Дмитрий Александрович поспешил нас успокоить – Федеральное учреждение здравоохранения и эпидемиологии еженедельно проводит замеры уровня радиации в определенных точках всех четырех районов областного центра. Результаты анализируются в лаборатории, и пока что никаких отклонений от нормы не выявляется.

Теоретически, если бы замеры показали превышение, первым делом начались бы работы по выяснению причин повышения уровня, поиск источника радиации, и, конечно, об этом должно информироваться население.

— Так что можно спать спокойно, — заверил нас Дмитрий Пахомов. И поделился интересным наблюдением – количество звонков в Роспотребнадзор от взволнованных граждан, число поступающих от них писем, обращений, заявлений в связи с ситуацией в Японии не изменилось. Никаких признаков паники не наблюдается, что еще раз свидетельствует о благоразумии и уравновешенности россиян.

Источник: "Тверская Жизнь"