Создавать территорию здоровья

Мое знакомство со Светланой Валентиновной Вержбицкой – заместителем губернатора Тверской области - началось с нескольких приятных для меня неожиданностей. Во-первых, Светлана Валентиновна пригласила меня в свой кабинет в точно назначенное мне время, ни минуты не продержав меня в приемной. Во-вторых, доброжелательно осведомившись, нужны ли нам для разговора специалисты департамента здравоохранения, попросила постараться не использовать в интервью тяжеловесную чиновничью и специфическую медицинскую терминологию. Честно признаюсь – в этом месте я про себя скептически улыбнулась, будучи уверенной в том, что не пройдет и пары минут, как она сама «засыпет» меня официальными сухими казенными фразами. Ошиблась. Светлана Валентиновна оказалась «не заштампованной». И без прикрас и лукавства обсуждающей с журналистом реальную ситуацию в здравоохранении области. Для чиновника такого высокого уровня, скажу я вам, это скорее исключение из правил, чем правило.

- Светлана Валентиновна, сюжет о вашей поездке в областную клиническую больницу и посещении поликлиники обсуждается и обрастает слухами. Как вам удалось «повлиять» на ликвидацию очереди? Силовыми методами?

- Вовсе нет. Организационными. Управленческими. Областная больница, как и любая другая, говоря простым языком, «не резиновая». Количество койко-мест в областной больнице ограничено, и она зачастую загружена более чем на сто процентов. Но еще больше загружена поликлиника. Люди из районов области часами добираются до больницы, а потом еще вынуждены стоять в очереди в регистратуру, а после записи – на прием к врачу. И это при том, что в больнице введена электронная запись на прием к врачу. К данной программе на сегодняшний день подключены 24 центральных районных больницы области. Поясню, что это такое. Человек приходит на прием к врачу в центральную районную больницу. Врач видит необходимость консультации у специалистов областной больницы, дает направление к тому специалисту, который необходим, и предлагает пациенту подойти в регистратуру. Сотрудник регистратуры ЦРБ выходит на сайт областной больницы, находит свободное время для приема у нужного специалиста, делает электронную запись и информирует пациента о том, в какой день, к какому времени и к какому специалисту тот должен приехать. Согласитесь - это очень удобно. Вот я и проверила, как этот механизм работает. Поговорила с главным врачом, с персоналом, с пациентами. Выяснилось, что не все районы предлагают своим пациентам данную услугу. В результате – очередь. Областной клинической больнице дано поручение о подключении к электронной записи оставшихся районов. Но и в этих районах сейчас есть возможность записать пациента на прием к нужному специалисту по телефону. И людям об этом надо говорить.

- Вы планируете аналогичный объезд районов области, чтобы своими глазами увидеть ситуацию в больницах, поликлиниках, фельдшерско-акушерских пунктах на местах?

- Обязательно. Хочу сама увидеть и проблемы, и людей, которые их решают. Потемкинские деревни строить в здравоохранении – дело бесперспективное. Стоит лишь просмотреть те жалобы, которые поступают в наш адрес, и все становится ясно.

- Чуть больше месяца тому назад вы назначены новым куратором здравоохранения Тверской области. Каково на свежий взгляд нынешнее состояние медицины в регионе?

- Простых вопросов в здравоохранении не бывает. Ситуация с медициной в Тверской области аналогична общероссийской – устарели как здания, техника, система оплаты труда медработников, так и подходы к организации медицинской помощи. Не секрет, что износ оборудования в отдельных медучреждениях достиг катастрофического уровня и составляет от семидесяти до ста процентов, что значительная часть этих медучреждений располагается в приспособленных зданиях постройки прошлого века, не хватает кадров специалистов, особенно врачей узких специальностей. Поэтому и объем работы и ответственности в здравоохранении для руководителя любого уровня – как для главного врача, так и для заместителя губернатора - не просто большой, он колоссальный. Задача сейчас – не разрушать до основания, а сохранить и развить все хорошее, что есть, и создать новое, двигаясь вперед.

- Вы считаете, что тверское здравоохранение сделает качественный рывок на путях модернизации?

- Если вы помните, задача реформирования здравоохранения начала систем, но решаться со старта нацпроекта «Здоровье». Но нацпроект позволил шагнуть вперед только первичной медицинской помощи — поликлиническим услугам и «скорой» помощи. А нынешняя программа модернизации предполагает развитие не только стационаров, но и фельдшерско-акушерских пунктов, продолжение практики расширения сети офисов общеврачебных практик. Поэтому во главу угла ставится изменение материально-технической базы, развитие современных информационных технологий, внедрение стандартов по оказанию медицинской помощи. Сегодня это уж е не проект, а целая национальная программа, на которую выделяются конкретные деньги. Тверская область получит из федерального бюджета 2,7 млрд. рублей и подкрепит их средствами из областного бюджета.

- То есть необходимость кардинальных перемен в тверской медицине вам представляется очевидной. А видят ли эту необходимость сами медицинские работники, пациенты?

- Необходимость изменений в здравоохранении была очевидна для всех. И даже не вчера и позавчера, а гораздо раньше. Другой вопрос, что в одиночку, силами одного лишь регионального бюджета, Тверской области ее не «потянуть». Решение правительства мы приняли как очень добрую весть, как возможность осуществить многое из того, о чем ранее приходилось только мечтать. Но я догадываюсь, какой подтекст вы вкладываете в свой вопрос. Да. Не все и не всегда решают деньги. Вот, казалось бы, в отдельные лечебные учреждения такие деньги вложили, а ситуация не меняется. В первую очередь это касается медицинского персонала. Вам приходилось обращаться в частные клиники? Наверняка вы сразу почувствовали разницу в подходе к пациенту. Вокруг вас там юлой ходят, потому что есть обоюдный интерес: у вас – получить квалифицированную помощь, у клиники и врача – вылечить пациента, заработать хорошую репутацию и, конечно, деньги. Попробуйте найти место в негосударственном секторе, где вам доверят огромные ресурсы и не спросят за результат.

В государственных и муниципальных учреждениях, как это не прискорбно признавать, действуют иные законы. Деньги из бюджета все равно в лечебное учреждение придут. Независимо от качества лечения больных, от отношения к пациентам. Деньги эти особенно ник то и не считает. И это говорит о том, что вопрос не только в создании материальной базы, но и в качестве содержатель ной части работы руководства и персонала.

- Вы верите, что вам удастся искоренить эту проблему в рамках существующей государственной медицины?

- В обществе в последнее время навязчиво формируется негативный образ медицинского работника. Какая-то однобокая трактовка. Хотя, не скрою, искренне порадовалась, когда просматривала районные газеты и обнаружила, что они гораздо чаще рассказывают не только о переоснащении медицинских учреждений, об открытии новых офисов, но и, самое главное, – о людях. О врачах, медсестрах, санитарках. И это подтверждает, что в нашей Тверской области много высокопрофессиональных специалистов на разных уровнях системы здравоохранения. Но есть, как в любой сфере, и свои нарывы. И от них надо избавляться. Считаю, что профессиональное медицинское сообщество должно без внешнего воздействия самостоятельно выполнять функцию самоочищения. Это не самая приятная функция, но она должна работать.

Губернатор предложил мне подумать об открытии на страницах газет постоянно действующей рубрики о ситуации в тверской медицине. Мы даже и возможное название обсуждали – « Медицина глазами специалистов и пациентов», и как привлечь к откровенному разговору возможно большее число людей. Думаю, что это интересная и полезная идея.

- Не пытались анализировать по вашей почте соотношение положительных отзывов о работе медперсонала к сообщениям о безответственном отношении к пациентам?

- Нет, такой статистики и не может быть по определению, ведь к нам чаще всего пишут раз очаровавшиеся, отчаявшиеся. И когда в прессе обсуждаются какие-то отдельные случаи, мало кто вспоминает о том, сколько сделано операций, спасено жизней, сколько благодарных пациентов. А их в сотни раз больше, чем недовольных.
 
- Президент Дмитрий Медведев, введя в словарный запас россиян термин «модернизация», наверное, даж е и не предполагал, какую неслыханную популярность приобретет этот термин. Причем, за последнее время «модернизация» воспринимается как что-то несбыточное и по этой причине определенная часть россиян относится к ней с определенной долей скепсиса. В нашем разговоре вы старательно уходите от употребления этого термина. Почему?

- В отношении модернизации системы российского здравоохранения мне тоже часто приходится слышать скептические заявления. Парадокс в том, что говорящие не совсем и не всегда понимают суть грядущих изменений, которые напрямую коснутся и их лично, и членов их семей, и родственников, и знакомых. Людей пугает, что будут закрыты лечебные учреждения, которые находятся к ним ближе всего. Но подумайте сами и порассуждайте – зачем надо было на протяжении нескольких лет системно строить новые офисы, увеличивать количество врачей общей практики, учить людей, укреплять материальную базу? Чтобы закрыть? Это противоречит всякой здравой логике. Об этом надо говорить, разъяснять, надо отвечать на вопросы. Так вот, чтобы читатели не боялись термина «модернизация », давайте я скажу проще. Модернизация не подразумевает сокращения лечебных учреждений, особенно на уровне первичного звена - фельдшерско-акушерских пунктов, амбулаторий, офисов врачей общей практики. Это звено будет укрепляться и развиваться.

- Допустим, на словах модернизироваться можно легко и непринужденно. Но вы сами говорили о том, что региональная система здравоохранения, как и любая другая, тяж ела и неповоротлива. И, думаю, не ошибусь, если скажу, что не каждая ее часть считает за счастье подвергнуться этой самой модернизации?

- Модернизация системы регионального здравоохранения ведется по двум направлениям: 1) - укрепления и развития первичного звена, с тем, чтобы сделать эту услугу более близкой, доступной и качественной для людей; 2) – оказания высокотехнологической медицинской помощи. Чтобы оба эти направления заработали, необходима координация из единого центра. Поэтому первым этапом стало объединение всех лечебных учреждений Верхневолжья «под крылом» департамента здравоохранения Тверской области. Возвращается вертикаль управления здравоохранением. Полномочия по оказанию медицинской помощи теперь передаются в область. С января 2012 года все муниципальные учреждения здравоохранения станут государственными. Этот процесс насколько необходим, настолько и непрост. Мы работаем в этом направлении вместе с главами городов и районов нашей области, и в большинстве случаев вижу их заинтересованность вести этот процесс без ущерба для социального самочувствия жителей. Кстати, для понимания – передача с января 2012 года муниципального здравоохранения на областной государственный уровень произойдет по всей России, а не только в нашем регионе. Единый орган - департамент здравоохранения - займется проведением контроля, он же будет вырабатывать рекомендации для всего региона. Сотрудники департамента не будут высиживать время в привычных кабинетах, а большую часть его будут работать на территории. Мы уже закрепили кураторов за всеми районами.

- Светлана Валентиновна, все то, о чем вы говорите, здорово. Но у меня есть стойкое убеждение, возможно, и субъективное, что сегодня часть работников отрасли, включая руководителей лечебно-профилактических учреждений, не является проводниками реформ.

- Мы уже касались того, что модернизацией пугают. Кто-то упорно пытается внушать людям мысль, что все закроется, что сократятся ФАПы, офисы врачей общей практики, койки сестринского ухода. Что было плохо, а станет еще хуже! Кто-то делает себе дешевый пиар на нигилизм е, на отрицании всего и вся, транслирует искаженную информацию о сути и цели реформ, таким образом формирует и направляет в неадекватное русло реакцию населения.

К сожалению, иногда в числе лиц, подливающих масла в огонь, оказываются и сами работники учреждений здравоохранения, отдельные руководители лечебных учреждений и даже представители власти. Если мы будем работать как лебедь, рак и щука - никогда ничего хорошего не построим.

- Проводниками и движущей силой в разъяснительной работе с населением как раз и должны быть руководители учреждений здравоохранения. Это направление сегодня должно стать основополагающим в работе структур управления здравоохранением. Готовы ли сегодня к этому все руководители, работающие в отрасли? Наверное, не все!

- Миссия главного врача в нынешних условиях лежит в двух плоскостях: он не только должен стать хорошим управленцем, обладающим свободой маневра и ответственности на вверенной ему территории, но и должен создавать эту территорию здоровья и управлять ею грамотно. Поэтому управленцы должны сами себя преобразовывать и этим качествам соответствовать либо признавать, что они в новые параметры не вписываются.

Мне искренне хочется добиться понимания у всех того, что рано или поздно, но все мы становимся пациентами. Исключений не бывает. Поэтому состояние медицины так волнует каждого жителя области. И потому так важно отношение врачей к своей профессии. Надо стремиться вместе создавать территорию здоровья.

Источник: "Бежецкая жизнь"