Жизнь надо любить

Из рассказа Клавдии Михайловны Тарасовой

Я родилась в Бежецке в 1929 году в семье рабочих.

Когда началась Великая Отечественная война, мне было 12 лет. Мой отец и старший брат ушли на фронт. Мама работала от зари до зари на веревочной фабрике (теперешний «Прометей»), а мы с младшей сестрой были «на хозяйстве». Выполняли всю домашнюю работу, да еще надо было найти, чем топить печь, ведь дров не было. Бегали на веревочную фабрику, там можно было взять отходы производства – костру, ее тащили в мешках на себе, тем и топили печь. Мама очень уставала, болели руки.

На Бежецк начались налеты немецкой авиации. Бомбили железную дорогу, госпиталь. Наш дом был рядом с Рабочим городком. Однажды во время такой бомбежки я, мама и сестра ночью в одних платьицах (дело было летом) убежали спасаться в поле. Когда самолеты улетели, мы вернулись к нашему дому, а дом уже догорает. Сгорели все наши вещи, документы. Но больше всего нам с сестрой было жаль маленькой кастрюльки с кашей, которую мама не дала нам доесть вечером, чтобы было что поесть утром. Пропала наша каша!

Поплакали мы на пепелище, но надо было как-то жить дальше. В то трудное для всех время люди были сострадательными, делились последним, необходимым. Вот и нам соседи, посторонние люди, принесли одежду, выделили жилье в подвале дома на Остречинской: маленькая комнатка, где верхняя часть окна была на уровне земли, но с печкой. Здесь мы и жили, ждали писем от родных с фронта, ждали Победу.

Работали много, даже дети, помогали маме, летом ходили полоть лен. Голодали сильно, если бы не мамин брат, который жил в деревне и иногда помогал нам картошкой, наверное, не выжили бы. Жили одной надеждой, что придет Победа, вернутся наши мужчины, за которых мы молились, и заживем мы лучше прежнего.

Сначала вернулся отец, а потом и брат. Радости нашей не было предела. Правда, долгой жизни у моих родных-фронтовиков не получилось: брат умер в возрасте 46 лет, а отец дожил до 56. Светлая им память!

О дне сегодняшнем. Дети и внуки у меня замечательные, образованные, грубого слова от них никогда не слышала. Муж у меня, 1925 года рождения, был из семьи репрессированных, воевал на фронте, дожил до 70 лет, умер 14 лет назад. Толковый и трудолюбивый, был во всем примером в семье.

Пенсию нам постоянно прибавляют. Вот медалью к Победе отметили. Государство нас почитает, чувствую заботу и внимание от верховной власти до местной – районной и городской. Спасибо!

Город у нас преобразился, стал удобным для населения, более ухоженным, вот хоть Восточный проезд, где я давно живу. А то, что мусора кругом много, – так уж это от людей зависит. Что дети в семье видят и слышат – то и сами будут делать. Что на жизнь обижаться? Она одна, другой не будет, ее любить надо!

Источник: "Бежецкая жизнь"