Ландышев Иван Михайлович

Ландышев Иван Михайлович

 

Родился в 1925 г. на хуторе Роща Бежецкого района. Русский. Член ВЛКСМ. Учился в Акжалъской средней школе Жарминского района Семипалатинской области. Работал в шахте лебёдчиком. В Советской Армии - с января 1943 г. Окончил миномётно-пулемётное училище. На фронте - с августа 1944 г. Лейтенант, командир стрелкового взвода 257-го стрелкового Варшавского полка 185 й Панкратовско-Пражской стрелковой дивизии. Дважды ранен. Геройски погиб на Штеттинском направлении 18 марта 1945 г. Похоронен в районе д. Клебов в Померании.

Звание Героя Советского Союза ИМ. Ландышеву присвоено посмертно 31 мая 1945 г.

Клятва комсомольца

Большая семья Ландышевых в тридцатых годах переехала в Казахстан, на рудник Акжая. Ваня был живым, деятельным, впечатлительным мальчиком. Вокруг него всегда собирались сверстники. Ваня с увлечением рисовал, мастерил замысловатые игрушки. Для рыбной ловли он сам связал сеть самоцельным челноком. Не на что было купить коньки и лыжи, и Ваня сделал их сам. У деревянных коньков по оси была вставлена тонкая проволока, а к валенкам коньки крепились веревочками и деревянными закрутками.

Семья жила бедно. Сестра Вани, Валентина, вспоминает: «Нас было десять человек. Все с детства приучались к труду. Ваня с удовольствием занимался физическим трудом, никогда не оставлял дело неоконченным. Трудно было с дровами. Мы втроём - Ваня, Володя и я - уходили за 15-20 километров, заготавливали карагачник, косили сено, обрабатывали огород».

Самым же любимым занятием школьника Ландышева было чтение. Каждый свободный час он отдавал книгам - увлекался приключениями, путешествиями, знал наизусть стихи Пушкина, Лермонтова, Маяковского и сам писал стихи.

Одарённому юноше исполнилось шестнадцать лет, когда началась война. И, конечно же, ему хотелось быть там, на фронте. Он завидовал Володе, ушедшему на войну, смастерил пугачи, уходил с друзьями в горы потренироваться в стрельбе.

Юношеская, пламенная душа его жаждала действий, подвига. Вот и восемнадцать исполнилось. И какая досада: взяли не на фронт, а в училище. На занятиях мелькала иногда мысль: «Так, чего доброго, и война кончится».

Но войны хватило и на него, совсем молодого. В августе 1944 года младший лейтенант Ландышев прибыл в 185-ю стрелковую дивизию и вступил в командование взводом. Его встретили радушно. Здесь нашлись у него и земляки, калининцы. Из их рассказов он узнал о том, что дивизия перед войной дислоцировалась в западных районах Калининской области, а в сорок первом участвовала в боях по ликвидации группировки врага, прорвавшейся от Калинина на Торжок, освободила Медное, затем, перебазировавшись на Московское направление, прочно закрыла дорогу от Завидова на Конаково и в наступательных боях гнала захватчиков с калининской земли. Все гордились в дивизии подвигом сержанта Вячеслава Васильковского, который в декабре сорок первого года у деревни Рябинки Конаковского района закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота.

В дружном воинском коллективе младший лейтенант, вчерашний курсант училища, быстро освоился. Иван Ландышев изо всех сил стремился быть похожим на ветеранов полка, достойным продолжателем ратных дел Васильковского и других героев. Ему хотелось наверстать упущенное.

Октябрь сорок четвертого. 257-й полк участвовал в боях на подступах к Варшаве. Взвод Ландышева хорошо справился с задачей, но сам взводный был ранен и, к большому своему сожалению, попал в госпиталь. Больше всего он боялся, что отстанет от своей части. Но всё устроилось благополучно: взводный вернулся к своим подчинённым.

В январе сорок пятого начались ожесточённые бои за освобождение Варшавы. Молодой офицер отличился, получил благодарность командира и гордился тем, что полк заслужил почётное наименование Варшавского.

Февраль и март «варшавцы» находились всё время в боях и походах. Сначала войска правого крыла 1-го Белорусского фронта вели напряжённые бои с Померанской группировкой врага, пытавшейся прорваться в тыл фронта, чтобы сорвать наступление советских войск на Берлинском направлении. Во второй половине февраля 47-я армия, куда входила 185-я дивизия, отбивала контрудары противника из района Пиритц (юго-восточнее Штеттина). В конце февраля вражеское наступление было остановлено. Во многих опасных ситуациях побывал в февральские дни Иван Ландышев, научился умело командовать бойцами, подавал им пример выносливости и отваги. Ему было присвоено звание лейтенанта.

А 1 марта войска 47-й армии вновь перешли в наступление вдоль правого берега Одера, нанося главный удар на Альтдамм, Штеттин. 185-я дивизия входила в ударную группировку армии.

 18 марта 257-й стрелковый Варшавский полк прорывал оборону противника у деревни Клебов. Отгремели артиллерийские залпы, сбросили бомбы наши самолёты. Наступил самый ответственный момент - бросок пехоты. Ещё земля вздрагивала от взрывов, а Иван Ландышев уже поднялся во весь рост и с криком «ура!» побежал к вражеским окопам. Смелость командира увлекла подчинённых. В расположении врага завязался быстротечный рукопашный бой. Гитлеровцы оказали упорное сопротивление. Рвались гранаты. Солдаты дрались прикладами, штыками. К схватке подоспели другие взводы. Фашисты стали убегать во вторую траншею. В это время ранило командира роты. Произошла небольшая заминка. Комсомолец Ландышев отдал приказание вынести раненого в укрытие, а командирам взводов объявил:

— Беру командование ротой на себя! Слушать мою команду!

Лейтенант, вскинув вверх автомат, крикнул:

- Рота, вперёд! Во вторую траншею! - И первым выскочил из окопа.

Оттуда, с немецкой стороны, застрочил пулемёт. Ландышев подполз к траншее, бросил в неё противотанковую гранату, уничтожил и пулемёт, и расчёт. Рота ворвалась в расположение противника. И снова завязалась рукопашная схватка. В разгаре боя Ландышева ранило в левую руку. Он терял кровь, но оставался в строю.