Аракчеев Алексей Андреевич

Аракчеев Алексей Андреевич

 Аракчеев Алексей Андреевич

23.09.1769 - 21.04.1834

Конечно, это была самая блистательная карьера, которую когда-либо делал на государственной службе человек, родившийся на тверской земле. (Карьера Михаила Ивановича Калинина - особый разговор.) Кажется, что это вообще невозможно. Посудите сами, Алексей Андреевич Аракчеев у трех царей - Павла I, Александра I и Николая I - был, что называется, правой рукой. Какие бы должности он ни занимал: то ли главного инспектора русской артиллерии, то ли военного министра, то ли председателя департамента военных дел Государственного Совета, то ли докладчика по делам Комитета министров, - он почти все эти годы был по сути одним из первых, а то и первым сановником империи. Его влияние при дворе было самое сильное. К царю, особенно к Александру, обратиться можно было только через посредство Аракчеева. В ходу даже было такое утверждение: «Недаром же в русском гербе двуглавый орел, и на каждой голове корона: ведь и у нас два царя: Александр I и Аракчеев I».

А ведь происходил Алексей Андреевич из очень бедной помещичьей семьи. У его отца всего-то 20 крестьянских душ было. А выводить в люди предстояло троих сыновей. На какие деньги? Как-то надо было устраивать их на государственное довольствие. Так Алексей стал учиться в Кадетском корпусе.

Родился он 23 сентября (4 октября) 1769 года в селе Курганы в сорока верстах от Бежецка. Сейчас от тех времен в Курганах осталась только полуразрушенная церковь Покрова да еще склад, пруд и каретник-сарай для всевозможных повозок. Барского дома нет. Теперь Курганы - маленькая деревушка. Арсеньев вспоминает, что после войны, когда в Курганах был колхоз имени И.В. Сталина и Арсеньев был его председателем, жизнь была побойчее, чем теперь. Тогда в Курганах было 400 коров, 90 лошадей, 100 свиноматок, много овец. А сейчас ничего нет, кроме 50 коров. Кстати, когда развенчивали «культ личности», то порой мелькало сравнение некоторых поступков Сталина с аракчеевскими методами. Мол, это верх самодурства.

Что мы знаем об Аракчееве? Когда вчитываешься в историческую литературу, то становится ясно, что много напраслины было возведено на Аракчеева завистниками его и врагами России и просто мелкими людьми. Порой действительно граф поступал резко, и его можно было тут назвать самодуром, но после его самодурства больные солдаты в госпиталях с изумлением обнаруживали, что их стали лучше кормить, а медицинский персонал сделался заботливее. До солдат доходило новое обмундирование, деньги. Аракчеев мог назначить знакомство с чиновниками военного министерства на 4 утра, что, конечно, кошмар, но итог его службы на посту военного министра многие оценивали не по таким фактам, а писали в воспоминаниях: «Из всех министров минувшей эпохи граф Аракчеев был одним из самых трудолюбивых, дельных, честных и полезных».

Особенно мемуаристы подчеркивают честность графа и его ненависть к мошенникам. Он не мог получать награды и чины, если считал, что он недостаточно их заслужил. Это было не раз. После окончания Отечественной войны с французами император Александр I произвел Аракчеева, генерала от артиллерии, в фельдмаршалы, вместе с генералом от инфантерии Барклаем де Толли. Но Аракчеев, хотя и понимал свое значение в этой войне (все-таки он был главным секретарем императора, и через его руки проходили все документы по этой войне, вся государева переписка, он был как бы первый помощник царя), но в боевых действиях непосредственно не участвовал, в отличие от Барклая де Толли, поэтому от звания фельдмаршала категорически отказался. Тогда царь решил пожаловать Алексею Андреевичу собственный портрет, украшенный алмазами. Граф не отказался от сей почетной награды, но, верный своему характеру, упросил Александра прислать ему портрет, но без алмазных украшений.

Будучи кадетом Артиллерийского и Инженерного Шляхетского кадетского корпуса, Алексей Аракчеев за успехи в учебе награждается позолоченной медалью, которая носилась на позолоченной цепочке в петлице. По окончании корпуса ему присваивают чин поручика и оставляют преподавать. В 19 лет он пишет пособие по ускоренной подготовке артиллеристов под названием «Краткие артиллерийские записки в вопросах и ответах». Качество этого пособия было таким высоким, что даже приписали впоследствии авторство этого издания одному генералу. Не верилось, что такое мог создать совсем молодой офицер.

Надо сказать, что и отец будущего графа Андрей Андреевич, и дед Андрей Степанович, и прадед - все были военными. И все славились храбростью и усердием на службе. Верность монаршему престолу составляла отличительную черту их рода. Однако в большие чины предки Алексея Андреевича не выбились. Зато он сам с лихвой получил за весь свой род.

Мать Алексея Андреевича - Елизавета Андреевна, в девичестве Ветлицкая - была из небогатых дворян. Ее вспоминают как женщину необыкновенно деятельную: сама вела хозяйство, была и прачкой, и кухаркой, и прислугой. Всегда в доме были чистота и порядок. Все домочадцы были одеты опрятно, хотя и скромно. Гостей в доме всегда принимали радушно. Ежегодно в день Андрея Аракчеевы устраивали у себя пир, на который съезжались помещики с семьями со всей округи.

Из троих своих сыновей Елизавета Андреевна выделяла старшего - Алексея и любили его не слепой материнской любовью, оберегая от всех жизненных тягот, а наоборот, готовила его всячески к будущей жизни, понимая, что выходцу из бедной дворянской семьи придется всего добиваться своим трудом.

Мать была очень набожной женщиной, поэтому и сыновей воспитывала в строгом религиозном духе. Она брала с раннего возраста Алексея с собой в церковь, не пропуская ни обедни, ни вечерни. Учила его молитвам, внушала уважение к христианским святыням и нормам христианской жизни.

Пунктирно дальше карьера Аракчеева выглядит так: будущий император Павел I в Гатчине готовится к управлению Россией, заводит себе, как у Петра I, гатчинское войско, ему нужен специалист по артиллерии - приглашается Аракчеев. Павел начинает благоволить к расторопному и умному офицеру - через год присваивает ему звание майора артиллерии и подполковника армии, награждает орденом святой Анны на шпаге.

Некоторые историки считают, что Аракчеев сыграл какую-то значительную роль в противодействии Павла замыслу императрицы Екатерины II передать престол не ему, а Александру. Мол, поэтому потом Павел, став царем, будет осыпать милостями Аракчеева. Доказать это невозможно, но, действительно, взойдя на престол, Павел Алексея Андреевича не забыл. Утро 7 ноября 1796 года было первое утро нового императора. Павел I назначает Аракчеева комендантом Петербурга. На следующий день Аракчеев производится в генерал-майоры и удостаивается ордена святой Анны 1-й степени. На третий день своего царствования Павел назначил генерал-майора Аракчеева командиром сводного батальона Преображенского полка. 4 декабря император Павел пожаловал в вечное и потомственное владение Аракчееву две тысячи душ крестьян в Новгородском наместничестве в селе Грузине. В апреле, в день своей коронации, Павел возвел Алексея Андреевича «в баронское российской империи достоинство» и наградил орденом святого Александра Невского. Еще через две недели Аракчеев «определяется быть генерал-квартирмейстером по всей армии, с оставлением при всех его прежних должностях».

Таким образом, к своим 28 годам сын бедного тверского дворянина достиг того, о чем его родители и помыслить не могли. Отец хотел, чтобы сын дослужился до майора и вышел в отставку. Чтобы дальше продвигаться, нужны связи, думал отец, а их не было.

У Аракчеева было уникальное качество - он добивался, что все его приказы исполнялись.

И сейчас народ связывает свои надежды то с одним генералом, то с другим - потому что надоела анархия, хочется порядка, и думается, что военный человек, сильная рука, этот порядок наведет. Правда, пока на первый план выходят какие-то странные генералы.

Может быть, тайна стремительного возвышения Аракчеева заключена в чисто человеческих, теплых отношениях Алексея Андреевича с императором Павлом.. Почему-то Павел с самого начала полюбил Аракчеева, еще когда не был императором, когда Аракчеев служил у него в Гатчине в «потешных» (вспомним Петра I) войсках. Павел еще только готовился стать императором, готовился укрепить военную мощь России.

Аракчеев положил начало лучшей в Европе русской артиллерии. Да за одно это стоило бы его уважать и ценить...

Сам Алексей Андреевич не участвовал в боях войны 1812 года, но порой сильно влиял на события. Например, на одном из заседаний военного совета Кутузов был открыто обвинен в неспособности командовать армией, и государь был уже готов заменить его, тем более сам император не очень симпатизировал Кутузову. Но в защиту главнокомандующего выступил, и очень убедительно, граф Аракчеев, его поддержали еще несколько генералов. Кутузов был оставлен в армии.

Пусть порой и перегибая палку, но он всегда и везде заботился о благе России. И мудрые люди это сознавали.
Он не был тем мерзким чиновником, который лицемерен с подчиненными и начальством для своей личной выгоды. Он понимал, что на всех своих постах он является государственным человеком, ответственным перед историей. Это сознание было им воспитано в себе глубоким проникновением в историю. Он с благоговением относился к прошлому, читал исторические книги, коллекционировал исторические документы, собирал записки деятелей прошлого. Ученых и историков граф просил присылать ему свои труды. Любил и просто слушать воспоминания старожилов. Отличался редкой приверженностью к старым предметам, одежде, традициям.

Знаменитый историк Карамзин с помощью Аракчеева получил от государя на издание «Истории государства Российского» 60 000 рублей и разрешение печатать ее без цензуры.

А Аракчеев был очень предан Александру. Сильно переживал, что на царя возводят напраслины. В Грузине граф по сути создал музей Александра. Граф после смерти царя оставил нетронутыми комнаты, в которых отдыхал или обедал император. Он повесил портрет Александра со следующей надписью: «В Бозе почивающий Государь отец и благодетель мой, Император Благословенный Александр I в приезд к графу Аракчееву в село Грузино всякий раз изволил занимать сии комнаты. Посетитель! Преклони колена с умилением и сокрушенным сердцем на месте сем и принеси теплую молитву ко Всевышнему об успокоении в Царствии небесном души Александра Благословенного, Отца Отечества!»

Умер граф в своем имении Грузине Новгородской губернии 21 апреля (3 мая) 1834 года, там и похоронен. Все имущество грузинской вотчины было отдано Новгородскому кадетскому корпусу, которому Николай I присвоил имя графа и герб его.

Есть свидетельство, что после отставки, окончательной, последней отставки уже при царе Николае, Аракчеев поехал в свое Грузино через Курганы, где поклонился родительским могилам. Имением владела теперь дальняя родственница Наталья Даниловна Заостровская. Поклонился могилам и сам поехал умирать.

Он тяжело переживал отставку, людскую неблагодарность. Он еще пытался что-то делать, давал деньги на богоугодные дела. За его счет в Новгородском кадетском корпусе ежегодно воспитывались 17 кадетов из Новгородской и Тверской губерний. Но здоровье резко пошло на убыль.

Когда он почувствовал, что умирает, то пошел и лег на тот диван, на котором отдыхал Александр. На этом, святом для себя месте, он и умер тихо. Умер он в пятницу Страстной недели. Хоронили его в среду на Святой неделе со всеми воинскими почестями. Буквально на следующий день после его смерти в Грузино прибыл гренадерский полк его имени и привезены были пушки.

Под грохот пушечной пальбы опустили графа в им самим приготовленную могилу в соборе.

По кончине Алексея Андреевича среди его вещей оказалась небольшая икона Спаса Нерукотворного в богатой серебряной, вызолоченной ризе, украшенной драгоценными камнями. Когда осматривали эту икону, то на лицевой стороне ее, внизу под ликом Спасителя, нашли надпись, выполненную мастером по воле Аракчеева: «Господи! Даждь милость ненавидящим мя, и враждующим мне, и поношающим меня, да никто от них мене ради постраждет ни в нынешнем, ни в будущем веце, но очисти их милостию Твоею и покрый их благодатию Твоею, озари их и просвети во веки веков. Аминь. Ноября дня 1825 г. Г.А.»