Брагин Вячеслав Иванович

Брагин Вячеслав Иванович

 Брагин Вячеслав Иванович

родился в 1939 году

Бог судил Брагину быть причастным ко многим, малым и большим, историческим событиям.

Он создал музей на заводе «Бежецксельмаш», участвовал в создании городского музея знаменитого писателя В.Я. Шишкова. Под непосредственным руководством Вячеслава Ивановича в Бежецке к 35-летию Победы был сооружен памятник землякам — участникам Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Уже работая в Калинине, он первым из высокопоставленных функционеров поддержал возвращение имени Тверь областному центру. Не только в масштабах Твери по-своему ярким событием было решение первого секретаря Центрального райкома КПСС В.И. Брагина передать только что отстроенное фешенебельное здание райкома партии под музыкальную школу. Теперь это одно из лучших учреждений культуры области. В центре Твери по инициативе и при личном участии Вячеслава Брагина в конце восьмидесятых годов, когда еще атеизм имел крепкие официальные позиции, был возрожден древний храм Покрова Богородицы, в котором располагалась база «Роспотребкооперации».

Можно сказать, что именно особое чувство историчности события вынесло деятельную натуру Брагина в самую гущу перемен в России в 90-е годы. Он, безусловно, был одним из тех, кто их приближал и торопил, а потом был активным участником общероссийского политического процесса. Так что история в нём отразилась вполне, а он в ней воплотился. В той мере, в какой Бог дал.

А дано ему было в девяностые годы быть и председателем (одного из самых заметных в политических баталиях того времени) Комитета Верховного Совета РФ по средствам массовой информации, и председателем телерадиокомпании «Останкино», то есть того самого всемирно известного "Первого телеканала". Был он и заместителем министра культуры Российской Федерации, и директором Центрального музея Великой Отечественной войны 1941 —1945 гг. в Москве на Поклонной горе.

Вот как он сам раскрывает свой жизненный путь в ответах на вопросы Кембриджского Международного биографического центра при подготовке справочника «Известные русские»:

Ф.И.О. Брагин Вячеслав Иванович.

Профессия — историк.

Дата и место рождения: 9 мая 1939 года. Город Бежецк Калининской (ныне Тверской) области.

Родители: мать — Брагина (Синицына) Наталья Михайловна, отец — Брагин Иван Петрович.

Супруга: Брагина (Власова) Галина Николаевна.

Дети: Брагина Инна Вячеславовна и Брагина Екатерина Вячеславовна.

Образование (дипломы, степени, даты): в 1960 году окончил Бежецкий (Калининской области) машиностроительный техникум по отделению холодной обработки металлов резанием, получив специальность техника-технолога.

В 1968 году окончил исторический факультет Московского государственного университета имени Ломоносова, получив квалификацию «Историк. Преподаватель истории и обществоведения». *

В 1982 году окончил Академию Общественных наук при ЦК КПСС, получив «высшее партийно-политическое образование».

В1982 году в Академии Общественных наук при ЦК КПСС защитил диссертацию на соискание степени кандидата исторических наук.

В 1999 году избран действительным членом и вице-президентом Международной Академии Духовного Единства народов мира (МАДЕНМ).

Карьера

После окончания Бежецкого машиностроительного техникума был распределен на завод «Бежецксельмаш» - единственное в стране и мире специализированное предприятие по производству машин для уборки лубяных культур (льна, конопли и пр.) Сначала работал контролером ОТК, затем был переведен на работу в Бежецкий горком ВЛКСМ, где восемь месяцев работал инструктором. После этого вернулся на завод «Бежецксельмаш», на должность инженера-технолога механического цеха. С октября 1962 года трудился в военном представительстве №1175 МО при заводе «Бежецксельмаш» в качестве военпреда.

С декабря 1963 года - заведующий отделом промышленности и партийной работы в Бежецкой районной газете "Путь коммунизма". С апреля 1965 года — заместитель редактора этой газеты.

В марте 1967 года был принят на работу в аппарат Бежецкого городского комитета КПСС заведующим отделом промышленности и партийной работы.

В октябре 1968 года избран секретарем парткома самой крупной партийной организации города Бежецка и района — завода «Бежецксельмаш». В 1972 году избран секретарем Бежецкого горкома КПСС, в январе 1976 года — первым секретарем Бежецкого горкома КПСС.

В 1982 году после окончания Академии Общественных Наук (АОН) при ЦК КПСС избран секретарем исполкома Калининского областного Совета народных депутатов. В марте 1986 года избран первым секретарем Центрального райкома КПСС города Калинина (Твери).

С сентября 1990 года, после избрания народным депутатом России работал в Комитете Верховного Совета РСФСР по средствам массовой информации, связям с общественными организациями, массовыми движениями граждан и изучению общественного мнения. Сначала был секретарем Комитета, затем — заместителем Председателя, а с ноября 1991 года — Председателем.

Входил в состав Президиума Верховного Совета Российской Федерации.

С 3 сентября 1991 года по 16 февраля 1992 года одновременно с работой в Комитете Верховного Совета выполнял обязанности Представителя Президента Российской Федерации по Тверской области.

11 января 1993 года в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации был назначен Председателем Российской Государственной телерадиокомпании «Останкино» и работал в этой должности по 16 декабря 1993 года.

С апреля 1994 года по декабрь 1998 года — заместитель министра культуры Российской Федерации.

С декабря 1998 года — директор Центрального музея Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. в городе Москве, на Поклонной Горе.

Достижения

В бежецком периоде своей жизни из всех дел выделяю:

— создание музея завода «Бежецксельмаш».

— участие в создании в Бежецке музея писателя В.Я. Шишкова — филиала московского Литературного музея.

— создание в Бежецке памятника землякам — участникам Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

— строительство в городе детской больницы,

— предоставление горожанам, прежде всего наименее обеспеченным работникам предприятий и организаций города, почти трех тысяч земельных садово-огородных участков, чем были в основном решены их продовольственные проблемы,

— строительство в колхозах и совхозах Бежецкого района большого количества магазинов,

— создание в Бежецке филиала электронного предприятия московской фирмы «Старт» на 1000 рабочих мест. Этим была практически прекращена утечка из города молодых кадров.

По Твери

Первым из областных функционеров КПСС поддержал на тверской земле так называемое неформальное движение, активно поддержал возвращение имени «Тверь» областному центру.

По моей инициативе и во многом моими усилиями в центре Твери возродился древний храм Покрова Богоматери.

Одобряю в себе два тогдашних публичных шага: передачу под детскую музыкальную школу (почти на 1000 мест) нового здания Центрального райкома КПСС и отказ получать, введенную Горбачевым как средство обеспечения себе поддержки со стороны партаппарата, повышенную зарплату.

По Москве

В «московской» жизни особо отмечаю два события, два путча: в августе 1991 года и в октябре 1993 года. Так было угодно Богу, что в обоих случаях я был на той стороне, которая подвергалась или осаде, или штурму.
 
 В первом случае — это Белый дом, где тогда размещался Верховный Совет Народных депутатов. Там, на десятом этаже со стороны Совета Экономической Взаимопомощи, находился мой кабинет Председателя Комитета по СМИ, из которого как на ладони были видны вереницы танков, окруживших Российский Парламент... По моим телефонам в те горячие дни целое племя российских и иностранных журналистов связывалось со всем миром...

В 13 часов 19 августа 1991 года был вместе с Президентом России Борисом Ельциным во время его выступления на танке перед Белым домом.

Во втором — это огромный стеклянный сундук телевизионного технического центра (ТТЦ) «Останкино», возле стен которого 3 октября 1993 года разыгралось кровавое безумство с применением гранатометов, автоматов, бронетранспортеров...

В обоих случаях от начала до конца самых драматических событий оставался на своем рабочем месте.

Был еще один воистину драматический момент в моей московской одиссее. Выступление 22 июня 1991 года на первом съезде Российской Компартии, когда я, делегат от тверской партийной организации, еще не до конца освободившийся от коммунистических иллюзий, единственный из всех шести тысяч человек, находившихся во Дворце Съездов, выступил с его трибуны против избрания первым секретарем ЦК компартии России натурального партийного мастодонта Ивана Полозкова. Весь громаднейший зал, заполненный ортодоксальными большевиками, бушевал и ревел, потрясая красными мандатами: «Долой! Долой! Предатель!..»

Михаил Горбачев тогда никак не мог утихомирить зал и все призывал меня быстрее заканчивать выступление... Прополозковская «Советская Россия», печатавшая стенограмму съезда, не осмелилась опубликовать мою речь.

Буквально через год мое предсказание на трибуне компартсъезда о том, что «если мы изберем Полозкова, это будет вообще закат нашей партии, это будет потеря остатков авторитета нашей партии» в точности исполнилось. Коммунисты освободились от Полозкова, но было уже поздно!..

Из КПСС вышел по заявлению от 15 января 1991 года, сразу после событий у вильнюсского телецентра, после того, как Горбачев, в который уже раз заявил, что он ничего не знал...

После этого какое-то время был близок к «ДемРоссии». С конца 1993 года устойчиво беспартийный.

После мучительных раздумий, осмыслений, нелегкого прозрения для себя сделал вывод, что единственная и надежная спасительница России, главная субстанция ее возрождения, базового состояния духа — это Русская Православная Церковь.

Мне сегодня наиболее близок тот политик, который стремится приблизиться к православной морали.

К периоду работы в Белом доме относится и начало моих контактов с Российским Дворянским Собранием, с наследниками Дома Романовых, Великими княгинями Леонидой и Марией... Когда они впервые прибыли в Москву, в столицу «Демократической России», власть струсила, опасаясь неблагоприятной политической реакции. Их отказались принять и Сергей Филатов, и Руслан Хасбулатов, и Борис Ельцин. Единственно, где они тогда были приняты на официальном уровне в Верховном Совете, — это был возглавляемый мной Комитет по средствам массовой информации... Отношу к своим несомненным личным достижениям:

— учреждение на Первом канале «Останкино» телепрограммы «Русский Мир».

— участие в создании журнала «Родина».

— прямое участие в проведении к 200-летию А.С. Пушкина коренных реставрационных и реконструкторских работ в музее-заповеднике «Михайловское» Псковской области,

— то же к 100-летию С.А. Есенина в музее-заповеднике в селе Константинове Рязанской области,

— то же по архитектурному комплексу «Царицыно», г. Москва,

— то же по музею — заповеднику «Бородино»,

— то же по Историческому музею на Красной площади, г. Москва,

— то же по Большому Кремлевскому Дворцу в московском Кремле,

— создание единственного в России музея-квартиры священника Русской Православной Церкви, гениального мыслителя и мученика о. Павла Флоренского (Почетная Грамота Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго от 18 февраля 1998 года),

— активная поддержка Русской Православной Церкви в отстаивании ее интересов по десяткам храмов и прежде всего по Воскресенскому монастырю в Новом Иерусалиме, по Оптиной Пустыни в Калужской области, по Стефано-Махрищенскому монастырю и по Александровской слободе во Владимирской области, по Ипатьевскому монастырю в Костромской области, по возрождению храма Серафима Саровского в городе Сарове (ядерный центр «Арзамас —16»), по Троицкой церкви в Останкино...

— активная поддержка Российского Дворянского собрания в период его становления и участие в организации первых визитов членов Российского Императорского Дома в Россию,

— четырехлетнее председательство в созданном по Распоряжению Правительства Российском Координационном Комитете по увековечению памяти советских (российских) граждан и польских военнослужащих — жертв тоталитарных репрессий в Катыни (Смоленская область) и в Медном (Тверская область). (Убежден, что работа по теме Катыни и Медному — одно из самых весомых дел в моей жизни),

— председательство в российской части Российско-Финляндской комиссии по поиску и захоронению военнослужащих, участников «зимней» и Второй мировой войны,

— участие в организации перезахоронения губернатора Москвы Великого князя Сергея Александровича из Московского Кремля в Новоспасский монастырь.

— членство в Правительственной комиссии по идентификации останков императора России Николая Второго и членов его семьи. (Только три члена комиссии: митрополит Ювеналий, Предводитель Российского Дворянского собрания князь А.К. Голицин и заместитель министра культуры В.И. Брагин официально не приняли версию о том, что в Санкт-Петербурге перезахоронены останки царской семьи, и в момент соответствующей церемонии с участием Президента России в Петропавловской Крепости Санкт-Петербурга находились на панихиде в Троице-Сергиевой Лавре вместе с Патриархом Московским и всея Руси Алексием Вторым и наследниками Николая Второго: Великими княгинями Лео-нидой и Марией, Великим князем Георгием),

— участие (представитель Министерства культуры в Правительственной комиссии) в восстановлении объектов культуры в Чеченской Республике после первой «чеченской» войны,

— непосредственное участие (ответственный от Минкультуры России, заместитель председателя государственной комиссии) в создании Мемориального Комплекса в память о Великой Отечественной войне 1941 —1945 гг. на Поклонной Горе (Почетная Грамота Президента Российской Федерации от 14 августа 1995 года),

Награды. Орден «Знак Почета» и несколько медалей.

Публикации. Большое количество статей в центральных и тверских газетах. Книга «В Белом доме за баррикадами» (1991г.)

Проекты, идеи

Масса (например — сделать Центральный музей Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. по всем его составляющим лучшим военным музеем мира!). Но об этом — после реализации.

Интересы, хобби

Книги по русской истории, посещение памятников Древней Руси, церквей и монастырей РПЦ, занятие слесарными и столярными делами, огородничеством, собирание уникальных корней.

Из детства Вячеслав Иванович с особым теплом вспоминает деревню Жирки по Сукроменской дороге, где жили его дедушка Петр Васильевич и бабушка Анисья Матвеевна. Вспоминает свою родную Пролетарскую улицу (в районе переулка Чернышевского). Вспоминает голодный 1947 год, невообразимые очереди за хлебом, свою безотцовщину. Отец, старший лейтенант, командир пехотного взвода Иван Брагин, погиб 23 февраля 1944 года. Но, вместе с тем, была удивительная романтика, была Молога, испытание «железным мостом» возле пригородной деревни Узунихи. Интересно, прыгают ли с него нынешние бежецкие мальчишки?

Вспоминает, как бросил школу после шестого класса и «ушёл в рабочие». Год трудился в строительной организации уНР-ЮО. Сначала учеником, потом слесарем по ремонту оборудования.

После «рабочего университета» у него появилось сильнейшее стремление учиться. Хорошо закончив седьмой класс в своей родной школе № 4 (чтобы вернуться в неё, Вячеславу пришлось долго и слёзно умаливать тогдашнего директора Николая Кузьмича Голычева. Тот хорошо помнил его проказы и озорство), затем он поступил в БМТ — машиностроительный техникум в Бежецке.

После общения и дружбы, как он считает, с гениальным учителем и человеком — математиком Борисом Ивановичем Белобородовым, у Вячеслава Брагина формируется отчетливое призвание к общественному служению, потребность к гуманитарному развитию. Он поступает на истфак МГУ.

Я спросил Вячеслава Ивановича, кто был в его, как нынче говорят, команде, когда он уже был в Бежецке на руководящих должностях.

(Кстати говоря, он весьма гордится тем, что в советском периоде истории Бежецка стал первым руководителем города и района как коренной его уроженец. До этого все были — варяги.)

Он назвал таких руководителей-единомышленников: Павлов Иван Арсеньевич, Беляков Федор Александрович, Мякишев Виктор Михайлович, Голубев Валерий Сергеевич, Сорокин Анатолий Гаврилович, Серегин Виктор Арсеньевич, Данилов Николай Васильевич, Архипова Нина Викторовна, Белякова Екатерина Федоровна, Беляшов Виктор Александрович, Кудрявцев Иван Александрович, Павлов Иван Сергеевич, Данилов Владимир Васильевич, Никитина Валентина Андреевна, Лебедева Светлана Ивановна, Веселов Евгений Николаевич, Лазарева Людмила Алексеевна, Захаров Михаил Кузьмич, Емельяненко Анатолий Михайлович, Иванов Юрий Иванович, Арефьева Кира Сергеевна...

Прочитав ответы Брагина на вопросы Кембриджского университета, читатель, полагаю, заметил, как менялись политические взгляды и жизненные позиции нашего земляка. На некоторых моментах развития его личности мне хотелось бы остановиться подробнее.

Некоторые люди до сих пор считают, что те коммунисты, которые в начале 90-х годов энергично включились в процесс политических преобразований, «перешли на сторону Ельцина», вроде как бы уже отступники. Но если так считать, то и вся многомиллионная армия коммунистов предала свою партию, ведь ни в одном городе коммунисты в 1991 году не вышли защищать свои идеи, свои райкомы и обкомы. И Центральный комитет КПСС в Москве тогда тоже никто не защищал...

Когда вышел Указ Президента о назначении Вячеслава Брагина председателем телерадиокомпании «Останкино», газета «Известия» откликнулась на это специальным материалом с его фотографией и словами о том, что к руководству компании пришел настоящий профессионал с демократическими убеждениями.

А в «Останкино» тогда, не на жизнь, а на смерть, словно между скорпионами двух популяций, прежней коммунистической и новой, претенциозно называющей себя демократической, шла схватка за советское телевизионное наследство, а если смотреть глубже, то за обеспечение самых высших интересов политического господства в стране. И те и другие для нового председателя были чужды. Они не могли реализовать новую философию главного телевизионного канала России.

Реализуя такую программу, трудно было делать ставку на патентованных информационных официантов брежневского режима, так же как, впрочем, и на экранных соловьев горбачевского набора.

В то же время Брагин быстро почувствовал враждебность для новой России и со стороны, четко обозначившейся к тому времени, как он говорит, «агрессивной стаи выразителей амбиций демшизы, не забывавшей при этом и о своих шкурных интересах»: Киселевых, Политковских, Любимовых, Митковых, петровских, Малкиных, Черкизовых, Прошутинских...

Те и другие вскоре поняли, что о какой-то зависимой роли нового председателя от кого-либо нечего и думать. Он был самостоятелен и неподкупен. Мерседесы в обмен за «небольшие послабления» в предоставлении рекламного времени, ложные ссылки на интересы демократии или на заинтересованность жены президента страны в выходе на экран той или другой передачи и даже приятельские отношения с министром печати Михаилом Полтораниным на него не действовали.

Едва ли не каждый день ему любезно предлагали самые экзотические и долговременные поездки (естественно, не только бесплатно, но еще и с придачей) в разные части света. Требовалось только «числиться», а в остальном — радуйся жизни, сибаритствуй, представительствуй на зарубежных тусовках, чем в полной мере пользовались председатели «Останкино» до него и после. Брагин в категорической форме отвергал все эти попытки отвлечь его от дел в компании.

Всего один раз за время работы в «Останкино» выезжал он на короткое время за границу, во Францию. Не смог отказать всемирно известному виолончелисту и дирижеру Мстиславу Ростроповичу и был его гостем на фестивале.

Прошло совсем немного времени и вся так называемая независимая пресса, словно по команде, изменила свой тон в отношении главы «Останкино». Ему, как он говорит, объявили войну те, кто сегодня пресмыкается на подачках сбежавших из России Гусинского и Березовского...

Прошло уже десять лет с той поры, а вся эта публика не простила Брагину его останкинской позиции. Вокруг его имени, с одной стороны, плотная завеса умолчания, а с другой — неутоленное желание укусить его даже задним числом.

Недавно попались мне на глаза мемуары тележурналиста Е. Киселёва, который некоторое время работал на Первом канале под началом Брагина. Озлобленность в отношении Брагина в его мемуарах прописана густо.

Брагин отлично понимал, что каждым своим решением плодит число непримиримых противников, сокращает зону своего выживания в должности, но последовательно и твердо продолжал вести свою линию. Опереться практически было не на кого. Единственное на что он некоторое время наивно надеялся (и не скрывает этого и сейчас) — это на поддержку Ельцина, но... к тому уже подбирался Березовский. Уже «Семья» формировала свои интересы.

Удел большой политики — это почти всегда предательство со стороны, казалось бы, самых ближайших соратников. В жизни Брагина было немало всяких драматических коллизий. Но такого вероломства и предательства, что довелось ему пережить в «Останкино», по его словам, трудно вообразить.

И даже в этих условиях Брагин стал менять общий негативный настрой телевидения на уравновешенный, конструктивный, созидательный. Стал наполнять канал новыми именами. Родилась отмеченная самыми добрыми отзывами со всей страны передача «Русский мир» с ведущими Алексеем Денисовым и Борисом Костенко. Хорошо заявила о себе ежедневная передача «Утро» с Сергеем Алексеевым, который отыскивал в жизни светлые стороны, чтобы хоть с утра зритель мог заряжаться с экрана человеческой добротой.

На Первом канале стало больше отечественных фильмов. Появились патриотические передачи о провинции. Началось возвращение на экран уважительных передач о провинции, крестьянстве, рабочих, женщинах, молодежи и студенчестве, о церкви и армии. Многие из тех, которые и ныне еще делят между собой телевизионные призы «Тэфи», ерничали и злословили по поводу этих усилий. Называли такие попытки рудиментами советского прошлого. Ведь в тот период, например, офицера и солдата, ветерана Великой Отечественной, армию в целом, на всех каналах унижали и оскорбляли.

Брагин материально поддержал буквально гибнувший симфонический оркестр дирижера В.И. Федосеева.

Всё это, конечно, многих бесило...

Апофеозом многих человеческих драм, в том числе и брагинской, стали события возле Белого дома, где заседал тогдашний российский парламент, и у телецентра «Останкино» 3—4 октября 1993 года. Этот гражданский конфликт буквально потряс Россию. Сражение возле останкинской телебашни было кульминацией схватки за власть в стране.

Все время после выхода в свет Указа № 1400 президента России Брагин дневал и ночевал, в напряженнейшем темпе работал в кабинете председателя телерадиокомпании «Останкино» на десятом этаже гигантского стеклянного блока телецентра. Единственный раз, 2 октября, чтобы более реально представить себе степень разраставшегося конфликта, выехал в район Смоленской площади, где поперек Садового кольца были нагромождены баррикады, горели костры...

Уже на следующий день, в воскресенье 3 октября, с десятка мониторов, установленных в кабинете председателя «Останкино», обвалом покатился поток становящейся все более грозной информации. Штурм и взятие мэрии Москвы!.. Реальный бой. Сдавшиеся милиционеры. Мат – перемат с экрана вооруженного автоматом генерала Макашова. В 15:00 призыв генерала Руцкого с балкона Белого дома: «Вперед на "Останкино"!..»

Правдивого и объективного освещения событий, в центре которых в те дни было «Останкино», как считает Брагин, до сих пор нет... Нет полного документального разоблачения лжи и недобросовестных построений, наводнивших эфир и газетные полосы в тот период. Особенно много заведомой путаницы с так называемым прекращением вещания на Первом канале.

Из памяти Вячеслава Ивановича, как он говорит, никогда не сотрутся бешеные трассы сплошного автоматного огня, ударившие с двух сторон по атакующей массе у входа в ИТА, а затем жуткая картина десятков убитых и раненых у разрушенного входного портала...

Именно в те минуты Борис Непомнящий, на пределе эмоционального напряжения прокричал Брагину по телефону:

— Все!.. Больше тянуть нельзя!.. Они через минуту ворвутся в эфирную студию!.. У нас пожар!.. Все в дыму!.. У меня убили видеоинженера Сергея Красильникова! Я слышу, они уже бегут по коридору!.. Все!.. Переключайте!.. Иначе будет поздно!..

Только после этого Брагин отдал команду на перекоммутацию Первого канала, то есть (и это принципиально важно!) не на прекращение телевещания по этому каналу, что буквально на следующий день, сознательно подменяя понятия, выдавая ложь за правду, стала утверждать вся бульварная пресса, а на переключение Первого канала на действующий из безопасной студии, недоступной макашовцам, канал ВГТРК. Такой вариант с полным сохранением тайны, оперативно, за время, прошедшее с момента объявления похода на "Останкино, был реализован с помощью инженерной службы Министерства связи под личным руководством министра В.Б. Булгака.

Когда спекуляции в связи с «закрытием» канала перешли все пределы, Брагин обратился с письмом к президенту страны и потребовал провести официальное государственное расследование действий руководства телерадиокомпании «Останкино» во время событий 3 октября 1993 года.

Расследование было поручено министру печати и информации В.Ф. Шумейко. Мк цитируем фрагмент из его докладной Президенту России: «К чести В.И. Брагина надо отметить, что он все время находился в здании телецентра, владел ситуацией, действовал четко, без паники и профессионально. Действия руководства телекомпании «Останкино» в сложившихся чрезвычайных обстоятельствах считаю правильными и обоснованными».

После такого документа травля Брагина прекратилась, но ненадолго... Демократы проиграли выборы в декабре 1993 года. Причем их поражение было для них совершенно неожиданным и обернулось полным конфузом.

Бог милостив к Вячеславу Ивановичу. После «Останкино» он снова на таком деле, которое позволило ему проявить себя с пользой для Отечества. Как заместитель министра культуры Российской Федерации он начал курировать сохранение и реставрацию памятников истории и культуры.

Жизнь наша российская, особенно нынешняя, летит быстро. Уже забылось, что в 1999 году было празднование 200-летия со дня рождения А.С. Пушкина.

Приложил он руку и к 100-летию другого великого русского поэта — Сергея Есенина (работы в музее-заповеднике в селе Константинове в Рязанской области), к реконструкции музея-заповедника «Бородино», Исторического музея на Красной площади, к реставрации музейного комплекса «Царицыно», к возрождению Андреевского и Александровского залов Большого Кремлевского Дворца...

Но особая гордость Вячеслава Ивановича из периода работы заместителем министра культуры России — прямое участие в создании мемориального комплекса, посвященного Победе в Великой Отечественной войне и музея-квартиры священника Павла Александровича Флоренского.

Однако прежде чем рассказать об этом, необходимо сказать о вещах, о которых не стоит судить поспешно. О вере. О приходе человека к Богу. Дух Святой дышит, где хочет, и счастлив тот человек, который, рано или поздно, откроет себя для Него. Многим людям прошедшего века особо должна быть поучительна история апостола Павла, который первоначально носил имя Савла и был гонителем христиан, а потом стал одним из самых верных последователей Христа. Из Савла в Павла, говорим мы. И можно ли Павла считать «перекрасившимся »?

Вячеслав Иванович Брагин из того поколения, в которое вульгарный и оголтелый атеизм был внедрён едва ли не с самого начала жизни, еще с детского сада, со школы. В сознание нескольких пластов русских людей грубо и настойчиво внедрялись изощренные атеистические стереотипы. Все, что связано с Русской Православной Церковью, с верой в Бога, представлялось, как самое темное, реакционное, отжившее. Священнослужители шельмовались, наделялись чертами чревоугодников, лихоимцев и обманщиков. Общество пребывало в окружении разрушенных и оскверненных храмов, в атмосфере непрерывного промывания мозгов газетами и радио, всем идеологическим аппаратом ВКП(б) и КПСС. Верующий человек выставлялся как личность ущербная, наделенная духовной и гражданской неполноценностью, моральными пороками. Вокруг верующих, как правило, создавалась обстановка отчуждения, насмешек, оскорблений, а то и хулиганских действий. И неудивительно, что яд безверия отравил многие души и даже еще сегодня, когда возродились тысячи храмов и благородная, душеспасительная деятельность Русской Православной Церкви очевидна всякому непредубежденному взгляду, остаются еще люди, которые осуждают своих соплеменников, вернувшихся в лоно церкви.

Такой штрих: в один из отпусков, отдыхая в элитном партийном санатории, Вячеслав Иванович целый месяц заново штудировал Ленина и вывел, что самые любимые слова у «вождя мирового пролетариата» — «расстрелять». «террор» и, в особенности, «безжалостно»...

На примере жизненного пути Брагина можно видеть, как человек, осознавший пагубность для России коммунистической доктрины, неминуемо делает и второй шаг — возвращается к православной вере.

Господь судил ему освободиться от пелены заблуждений. Помогая его прозрению, Он сдруживал его с глубоко верующими, чистыми людьми, многими священнослужителями, направлял, как паломника, в самые намоленные обители России. Для осознания бездны человеческого страдания и запредельных степеней греха ему дано было видеть страшные места массовых расстрелов сограждан палачами НКВД: на Соловках, в Куропатах, Левашово, Бутово, Коммунарке, на Колыме и Магадане, на Беломор-канале и канале Москва-Волга, быть председателем государственной комиссии по увековечению памяти жертв репрессий в Катыни (Смоленская область) и в Медном (Тверская область), участвовать в эксгумациях тысяч невинно расстрелянных... Не иначе, как по воле Божьей, его, человека отзывчивого к чужому горю, назначали и председателем советско-финляндской комиссии по поиску и увековечению памяти военнослужащих, погибших в «финской» и Второй мировой войне. На «линии Маннергейма» он был в тех местах, где весной 1940 года, после схода снегов, штабелями укладывали тела тысяч красноармейцев, замерзших в Карельских лесах и болотах...

Ни одна крупица добра, заложенная в нас в начале жизни, не гибнет бесследно. В самых неблагоприятных, даже губительных обстоятельствах жизни она в спасительной оболочке памяти сохраняется до лучших времен и когда-нибудь все равно произрастет в явление, очищающее весь наш внутренний мир.

С самого раннего детства Вячеславу крепко запомнилось, как его дедушка Петр ночами, стоя на коленях перед иконами, молился, чтобы Господь сохранил на фронте сына Ивана — отца Вячеслава... Помнил, как бабушка Анисья изо дня в день читала Евангелие и всякий раз наставляла его по-прочитанному...

В середине 80-х годов Вячеслав Иванович, будучи в то время секретарем Калининского облисполкома, пошёл против позиции обкома КПСС и добился в Москве в Совете по делам религий при Совмине СССР разрешения на возрождение храма в городе Ржеве. В Совете ему сказали:

«Вы единственный такой в СССР. Все приезжают к нам с ходатайствами о закрытии храмов, а Вы — с просьбой открыть церковь. Да еще при отрицательной позиции обкома».

Высшая областная власть «уступила» прихожанам, однако, не тот храм, в центре города, который первоначально просил Вячеслав Иванович, а разрешила передать общине сущие развалины — погубленную еще в годы Великой Отечественной войны церковь, стоявшую на высоком берегу Волги. (Немцы затащили внутрь ее пушки, пробили в стенах бойницы и вели оттуда обстрел наших позиций.)

Но получение даже такого храма в те годы было огромной победой. (Кстати сказать, Ржев у Брагина на тверской земле самый любимый город после Бежецка. Хорошо зная трагедию этого города во время Великой Отечественной, он недоумевает: почему российская историография не узаконит, наконец, понятие «Ржевская Битва». Ведь в ней погибло 2 миллиона солдат и офицеров Красной армии!..

Работая директором музея на Поклонной горе, Брагин организовал проведение двух военно-исторических конференций по Ржевской Битве, издал плакат под таким же названием и отчеканил большим тиражом памятную медаль.)

В своё время у Брагина завязались добрые отношения с митрополитом Тверским и Кашинским Алексием, светлым и мудрым человеком, участником Великой Отечественной войны. Митрополит называл Брагина, к тому времени первого секретаря Центрального райкома КПСС, «сынком». Понятно, что это было известно обкому партии и вызывало негативную реакцию...

Когда родственники ныне известного всему миру священника Русской Православной Церкви, богослова, философа, физика, расстрелянного в 1938 году Павла Флоренского, обратились в министерство культуры России с просьбой создать музей этого гениального мыслителя, они, естественно, оказались в кабинете заместителя министра В.И. Брагина. Управление музеев министерства было холодно-равнодушно к этой идее. Много высокопоставленных противников было и в различных ведомствах Москвы. Достаточно сказать, что незадолго до этого бывшая квартира Флоренских на улице Бурденко подверглась капитальной реконструкции. Она была разделена на две квартиры с автономными коммуникациями и в них в соответствии с ордерами были заселены жильцы. Брагин стал тем движителем, который организационным умением и энергией человека, обретавшего православное сознание и поэтому считавшего, что создание первого в России музея священника-мученика — есть служение Богу и Отечеству, добился, казалось бы, невозможного. Он лично «стучался» во властные столичные инстанции, писал бесконечные ходатайства, много раз был у мэра Москвы Юрия Лужкова, сам выступал парламентером перед жильцами, убеждая их выехать из только что заселенных квартир, сам обеспечивал подбор новых жилищ для этих людей, а те, пользуясь моментом, выдвигали в ответ непомерные требования... Когда наконец были удовлетворены все их запросы и получено согласие на переезд, когда с великими трудностями были найдены соответствующие средства и для них были выкуплены новые, удовлетворяющие их квартиры в выбранных ими районах Москвы, Вячеслав Иванович стал прорабом при обратной реконструкции квартиры Флоренских. Из двух квартир нужно было снова воссоздать одну, точности соответствующую интерьеру жилья отца Павла в 20-х годах прошлого столетия...

На все это ушло почти два года напряженнейшей работы. И произошло чудо. Музей-квартира священника Флоренского был создан и ныне несет духовное окормление сотням и сотням его посетителей. Я был в этом удивительном музее, слушал рассказ внука отца Павла, тоже русского священника, отца Андроника (Трубачева). Был там вместе с Вячеславом Ивановичем, которого в этом духовном центре встречают, как родного человека.

Высоко оценила усердие В.И. Брагина Русская Православная Церковь. В патриаршей Грамоте написано: «Уважаемый Вячеслав Иванович! Сердечно благодарю Вас за труды по воссозданию мемориального музея-квартиры священника русской Православной Церкви о. Павла Флоренского. Зная о вашей искренней и преданной любви к русской культуре и Православной Церкви, уверен, что и в будущем мы можем надеяться на Вашу поддержку и помощь. С искренним уважением, Алексий, патриарх Московский и всея Руси. 8 февраля 1998 года».

Будучи директором Центрального музея Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., что на Поклонной горе, Брагин узнал об этой легендарной пушке, о том, что ее, как отслужившую свой век, собираются вот-вот отправить на металлолом, он решил спасти эту реликвию для будущих поколений России. Сегодня она величаво красуется на Поклонной горе!

О том, как создавалась эта гигантская артсистема, о ее боевой биографии, о командирах и краснофлотцах ее боевого расчета, а также о том, с какими огромными трудами сотен людей она была перебазирована с Балтики, с форта «Красная Горка», в Москву, Вячеслав Иванович написал книгу. Теперь дело за изданием её. Собирая материалы для книги, он много работал в архивах, разыскал в разных городах России ветеранов морской артиллерии и их родственников, специально ездил в Финляндию во время отпуска, чтобы лично осмотреть стационарные позиции тяжелых советских железнодорожных артустановок...

Вячеслав Иванович повидал многие страны, но особый интерес у него всегда был и остается к путешествиям по России, к памятникам ее истории и культуры. Свои поездки он называет «осознанием мира». Ещё в юности, живя в Бежецке, он определил для себя некую систему, по которой стал ездить и открывать для себя страну. Сначала познакомился с музеями Москвы и Ленинграда, осмотрел древние города Подмосковья, потом Новгород, Псков, Владимир, Суздаль, Боголюбово, Сергиев Посад, Тулу, Рязань, был на могиле отца в Рогачевском районе Гомельской области Белоруссии, добрался до Брестской крепости и Хатыни. На байдарках прошёл по Селигеру и его рекам 300 километров. Проплыл по Волге от Твери до Волгограда.

Когда стал народным депутатом России, заместителем министра культуры, то, конечно, возможностей для «осознания мира» стало намного больше. Он побывал в десятках российских городов и, как он говорит, «поклонился святым местам» — центрам Православия: Соловкам и Валааму, Киево-Печерской лавре и Псково-Печерскому монастырю, Диве-ево и Сарову, Оптиной и Ниловой Пустыням и Ипатьевскому монастырю, Александро-Невской лавре и Иоанновскому монастырю, Куликову, Бородинскому и Прохоровскому полям русской славы.

Ярких эпизодов в жизни Брагина — человека беспокойного, мобильного, способного быстро собраться и уехать в немыслимую даль, много. Он своими руками уложил 175 метров рельсов на трассе БАМа неподалеку от разъезда Вельбеткам в бригаде Героя Социалистического труда Ивана Варшавского, забирался внутрь погребальной камеры в пирамиде Хеопса и памятника Тысячелетию России в Новгороде, был в золотодобывающих шахтах на Чукотке, прикасался к черепу Максима Грека во время идентификации его останков в Троице-Сергиевой лавре, держал пригоршню алмазов на «Трубке Мира» в Якутии, ударял в колокол звонницы Ивана Великого в Московском Кремле...

Щедрый и победительный. Или победный. Не случайно он родился 9 мая. Вячеслав Иванович одержал в жизни немало побед. Мне не хочется перегружать читателя перечислением всех радостей и открытий, и достижений нашего славного земляка. Во-первых, чувство меры нарушится, а, во-вторых, не в перечислениях дело. Главное в том, что Бежецкая земля таинственным образом регулярно рождает людей, достигающих в жизни самых больших высот и при этом не забывающих и прославляющих отчий край. По мере сил помогающих ему. Такой и Вячеслав Иванович Брагин.

Комментарии  

 
+8 #7 ND 15.03.2012 14:51
А еще ваш Брагинн курганы экскватором раскапывал, скандал был в 1988 году, даже в "Литературной газете" писали, но ему удалось замять.
Цитировать
 
 
-4 #6 Сергий 04.03.2012 17:22
Цитирую Эдуард Дуднев:
Вячеслав Брагин, руководивший в течение года с небольшим – с конца 1992 до начала 1994 г. – крупнейшей телекомпанией «Останкино» и снискавший единодушное неодобрение (специально выбираю самое вежливое определение) профессионалов, критиков, политиков, войдет в историю отечественной электронной прессы как человек, сыгравший существенную роль в разрушении государственной монополии на ТВ.

А как по другому?
Цитировать
 
 
+4 #5 Эдуард Дуднев 03.03.2012 19:16
Именно он создал невыносимые условия для живых, думающих людей в своей компании и подвигнул их уйти из нее, рискнув поработать на ниве независимого телетворчества. «Заслуга» Брагина в том, что ушли не один-два, а большая группа людей. И не рядовые или, тем более, малоодаренные, – а самые лучшие. Ушли: второй человек в компании, ее Генеральный директор И. Малашенко, шеф Информационного Агентства О. Добродеев, ведущий самой серьезной политической программы Е. Киселев, лучшие журналисты Т. Миткова, М. Осокин, Л. Парфенов...

http://evartist.narod.ru/text6/47.htm
Цитировать
 
 
+6 #4 Эдуард Дуднев 03.03.2012 19:15
Вячеслав Брагин, руководивший в течение года с небольшим – с конца 1992 до начала 1994 г. – крупнейшей телекомпанией «Останкино» и снискавший единодушное неодобрение (специально выбираю самое вежливое определение) профессионалов, критиков, политиков, войдет в историю отечественной электронной прессы как человек, сыгравший существенную роль в разрушении государственной монополии на ТВ.
Цитировать
 
 
+4 #3 Эдуард Дуднев 03.03.2012 19:14
Хорошо-то хорошо. Только вот удивительно, что в бытность партийным работником. товарищ Брагин выслеживал по зову души коммунистов, которые ходят в церковь, и публично исключал из партии. Да и на телевидение период работы его начальником вспоминают с содроганием. Так что не будет всуе фимиам курить.
Цитировать
 
 
-1 #2 Андрей Манджос 01.03.2012 17:26
Добрый день Вячеслав Иванович. После выставки Эмалевых мозаик, которую Вы мне устроили в марте 2002г. на Поклонной горе в Музее ВОВ, много произошло всяких событий. Подробнее на моем офиц. сайте: www.mosaics-mandjos.ru 29 февраля с.г. меня заслушивали в Мосгордуме, после 8 марта ждут документы в Госдуме... по поводу открытия музея: Мозаичные сокровища Эмалевой комнаты... вот по этому вопросу я и хотел бы получить у Вас некоторую консультацию. Рад буду нашему общению... Все контакты на моем сайте, меня легко в инете найти. С уважением. Эмальер-мозаичист Андрей Львович Манджос
Цитировать
 
 
0 #1 Андрей Логинов 11.09.2010 22:33
Уважаемый Вячеслав Иванович! С огромным удовольствием прочитал Вашу книгу, Бежецкие рассказы, а ещё раньше прочитал Вашу книгу, Так погибали бежецкие церкви. За эти книги Вам большая благодарность! Мы ведь с Вами земляки, более того моя прабабушка тоже из Жирков, а бабушка родом с Фёдрино. Я думаю и мою бабушку Логинову Зинаиду Ильиничну, Вы знаете.., а вообще очень хотелось бы с Вами познакомитса. Ещё раз спасибо Вам за Ваши интересные книги! С уважением Логинов Андрей
Цитировать