Гумилев Николай Степанович

Гумилев Николай Степанович

 Гумилев Николай Степанович

03.04.1886 – 25.08.1921

Безусловно, Николай Гумилев в русской поэзии - звезда первой величины. Это бесспорно. Но не бесспорно его отношение к нашим бежецким местам. Анна Андреевна Ахматова, жена Гумилева, написала: «Николай Степанович не выносил Слепнева». То есть не выносил имения своей матери, куда ему приходилось приезжать и одному, и с женой и сыном. Скучна ему была природа вокруг и вообще весь уклад местной жизни. И все-таки я попробую показать, что Бежецкий край дал Гумилеву некую глубину постижения родины, в чем-то стал поворотным в судьбе поэта.

Гумилев с детства грезил о заморских экзотических странах, о путях конквистадоров. В душе он был скитальцем. Родные считали, что неслучайно поэт родился в морском городе Кронштадте и к тому же в штормовую ночь.

Я был в этом городе-крепости. Он весь подчинен военному духу, начиная от памятника адмиралу Макарову со словами «Помни о войне» до величественного и строгого Морского собора. Здесь проходили службу и отсюда уходили в плаванье известные флотоводцы и мореплаватели: Ф. Ушаков, П. Сенявин, И. Крузенштерн, С. Макаров, Ф. Беллинсгаузен... Я думаю, что если бы Гумилев жил лет на двести раньше, то он точно бы был одним из великих мореплавателей.

К этому можно добавить еще, что в роду у поэта было немало воинов и моряков. А его дед по материнской линии - Иван Львович Львов, морской офицер, участник нескольких сражений с турками, особенно любил вспоминать о былых походах и морских сражениях. В его слепневском доме в кабинете на стенах висели карты с обозначенными походами, было много книг с лоциями морей и океанов, описанием боевых кораблей и дальних плаваний. Так что было от чего натуре Николая Гумилева быть романтичной, устремленной далеко за пределы слепневского окоема. И вообще - за пределы России.

Но несмотря на такой вывод, я считаю, что именно бежецкая слепневская земля имела глубокое значение в творчестве поэта.

Да, он родился в Кронштадте, детство провел в знаменитом Царском Селе, учился в прекрасной гимназии, потом поехал учиться в Париж - слушать лекции по французской литературе, потом - путешествия по Абиссинии, Египту, Турции... Он очарован Африкой и Ближним Востоком. Он пишет стихи вовсе не о русских полях и перелесках, а сплошь такие - «Озеро Чад», «Носорог», «Гиена», «Кенгуру», «Попугай», «Константинополь», «Занзибарские девушки», «Сахара», «Жираф» и так далее, и тому подобное.

Многие стихи этого ряда прекрасны. Некоторые любители поэзии, я знаю, прочитав впервые в жизни, например, «Жирафа», потом всю жизнь наслаждаются этим стихотворением:

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далеко на острове Чад
Изысканный бродит жираф.
Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.
Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.
Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про черную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.
И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав...
Ты плачешь? Послушай... далеко на острове Чад
Изысканный бродит жираф.

Одним словом, да, Гумилев много ездит по миру - и настолько отдаляется, можно сказать, не только от родной земли, но и вообще от земли, что пишет такое завещание. Стихотворение «Завещание», 1908 год. Стихотворение, я считаю, пророческое, хотя к нему относятся исследователи как к браваде, к экзальтированно-романтическому этюду и т.п.

Очарован соблазнами жизни,
Не хочу я растаять во мгле,
Не хочу я вернуться к отчизне,
К усыпляющей, мертвой земле.
Пусть высоко на розовой влаге
Вечереющих горных озер
Молодые и старые маги
Кипарисовый сложат костер.
И покорно, склоняясь, положат
На него мой закутанный труп,
Чтоб смотрел я с последнего ложа
С затаенной усмешкою губ.

Так начинается это «Завещание». Может быть, поэт и играл, бравировал, но слово, надо помнить, особенно слово истинного поэта, обладает магической силой - и человек, даже не желая того, может напророчить себе нечто, порой беду. Пастернак говорил молодым поэтам, играющим с темой смерти, что этого делать нельзя, если вы на самом деле хотите жить и творить, слово может все выстроить по-своему, если оно произнесено.

Так вот здесь произнесено, что поэт не хочет могилы в отчизне - этой могилы и нет. Есть только могила матери Гумилева в Бежецке рядом со Спасо-Кладбищенской церковью. Но к этой теме мы еще вернемся. А пока - продолжение «Завещания»:

И когда заревое чуть тронет
Темным золотом мраморный мол,
Пусть задумчивый факел уронит
Благовонье пылающих смол.
И свирель тишину опечалит,
И серебряный гонг заревет
В час, когда задрожит и отчалит
Огневеющий траурный плот.
Словно демон в лесу волхвований,
Снова вспыхнет мое бытие,
От мучительных красных лобзаний
Зашевелится тело мое.
И пока к пустоте или раю
Необорный не бросит меня,
Я еще один раз отпылаю
Упоительной жизнью огня.

В подтверждение моей мысли я могу предложить читателю еще такой довод. Это стихотворение написано в 1908 году, пусть оно раннее, но в 1917 году поэт пишет в Лондоне стихотворение «Природа». Это стихотворение висит на стене в Градницком музее Ахматовой и Гумилева. Можно допустить, что в нем описана природа бежецких, слепневских мест: «Вот луг, где сладкий запах меда/ Смешался с запахом болот». Так вот его «Природа» заканчивается так:
 
 Земля, к чему шутить со мною: Одежды нищенские сбрось И стань, как ты и есть, звездою, Огнем пронизанной насквозь!

И в семнадцатом году осталось то же желание, та страсть, тот огонь. Он хотел сгореть, он не хотел могилы среди «нищенских одежд» природы, в том числе природы кладбищенской.

Замечу здесь, что Анна Ахматова реальные «нищенские одежды» бежецкой земли воспринимала по-другому. Она использовала слово «скудная», но - «Но все мне памятна до боли/ Тверская скудная земля». Земля-то скудная, но лучшие стихи ее книг «Четки» и «Белая стая» пришли ей здесь.

Так что Гумилев вроде бы и действительно «не выносил Слепнева», но некоторые моменты заставляют меня думать, что он был на пути к открытию родной земли, России, и именно в Бежецке в нем это стало открываться.

Уже в книге «Колчан» - 1916 год - есть стихотворение «Старые усадьбы», в котором поэт пристально вглядывается в свою родину:

В садах настурции и розаны,
В прудах зацветших караси.
Усадьбы старые разбросаны
По всей таинственной Руси.

Эти усадьбы в окрестностях Слепнева. Из Слепнева Гумилев пишет Анне Ахматовой: « Каждый вечер я хожу один по Акинихской дороге испытывать то, что ты называешь Божьей тоской». Ахматова замечает, что хотя не любил эти места Гумилев, но «там что-то понял и чему-то научился».

Книга «Костер» (1918 год) - это уже большей частью чисто «русская» книга. Здесь уже не кенгуру, не попугаи, не далекий Нил, а Андрей Рублев, мужики в «срубах мох¬натых», рабочий «пред раскаленным горном», русская природа и городок Бежецк в стихотворении «Городок»:

Над широкою рекой,
Пояском-мостом перетянутой,
Городок стоит небольшой
Летописцем не раз помянутый.

Да, уж Бежецк летописцы часто поминали. Откройте «Историю государства Российского» Карамзина - там десятки раз Бежецк вспоминается.

Все бежечане знают об иконе Николы Теребенского, которая в середине лета до революции каждый год из Николаевской Теребенской пустыни на лодке плыла по Мо-логе в Бежецк. Встречал ее весь город. Чудотворная икона, спасшая город в 1654 году от «моровой язвы», заплывала по пути в деревни и села. Жители везде совершали крестные ходы. Гумилев отразил эту бежецкую традицию, которая, к слову, сейчас возобновлена, слава Богу.

Порою крестный ход и пение,
Звонят во все колокола,
Бегут, то значит по течению
В село икона приплыла.

Прочитав книгу «Костер», Александр Блок на одном из своих сборников сделал такую дарственную надпись: «Дорогому Николаю Степановичу Гумилеву - автору «Костра», читаного не только «днем», когда я «не понимаю» стихов, но и ночью, когда понимаю».

Гумилев был расстрелян в 1921 году. Без доказательства вины. Будем помнить, что ему тогда было всего тридцать пять лет. Я считаю, что он как поэт, как мыслитель только начал подходить к своим самым глубоким пластам дарования. Он все полнее и пронзительнее стремился сказать о России. Он уже сожалеет, что много сил ушло на что-то другое, не главное. В стихотворении «Стокгольм» он прямо это признает:

И понял, что я заблудился навеки
В слепых переходах пространств и времен,
А где-то струятся родимые реки,
К которым мне путь навсегда запрещен.

Это уже зрелый Гумилев говорит о себе, о своем творчестве. Но, скажем так, было уже поздно.

Замечу здесь, что сам поэт в одном из стихотворений написал: «Я не прожил, я протомился/ Половину жизни земной...» Тогда полной жизнью считался возраст 70 лет. Поэт прожил 35 лет — половину жизни земной, и он понимал, что многое еще впереди у него в жизни.

Но погиб он за Россию, а не за экзотические заморские страны, о которых много сочинил стихов. Он погиб и за Слепнево, которое сначала не очень любил, а потом проникся, наполнялся здесь историей рода, историей Руси и многим-многим тем, что делало его великим поэтом.

Гумилев и Бежецк - это тема многообразная. Прежде всего - это имение Слепнево. Родословные корни Николая Гумилева подробно описал сын поэта Орест Высотский. Другой сын, не Лев Гумилев. Мать Ореста Николаевича Высотского - Ольга Николаевна Высотская (1885 -1966), драматическая актриса.

По мужской линии отец поэта Степан Яковлевич Гумилев происходил из Рязанской губернии, из семьи священнослужителей. Сам он стал военным судовым врачом. Врач Гумилев продвигался по службе, получил орден Св. Станислава, публиковал статьи в медицинском журнале. Первая его жена умерла. Через пять лет после ее смерти он знакомится в Москве с сестрой своего флотского приятеля капитана 1-го ранга Льва Ивановича Львова. Знакомится с Анной Ивановной, которая станет его женой, матерью великого поэта, бабушкой крупнейшего ученого Льва Николаевича Гумилева и которая надолго переживет своего сына и в 1942 году будет похоронена на бежецком кладбище.

Обвенчались молодые в селе Градницы, в нескольких верстах от родового имения Львовых - Слепнева.

Анна Ивановна Львова происходила из семьи дворянина Львова Льва Васильевича, который участвовал вместе с Суворовым во взятии турецкой крепости Измаил. В отставку он вышел в чине секунд-майора, что равно званию нынешнего подполковника. Выйдя в отставку, он женился на Анне Ивановне Милюковой, взяв за женой в приданое деревню Слепнево Бежецкого уезда Тверской губернии.

Родной дед Николая Гумилева, и отец его матери, -Иван Львович, о котором мы упоминали выше, родился в Слепневе 6 октября 1806 года. 14-летним подростком был помещен в морской кадетский корпус и выпущен гардемарином. Мичманом он воевал с турками в сражении у крепостей Анапа и Варна. За участие в войне Иван Львович был награжден серебряной медалью на Георгиевской ленте и потом уволен со службы в чине лейтенанта. Вспомним, что внук Ивана Львовича на первой мировой войне был отмечен за смелость двумя Георгиевскими крестами. Достойный внук.

На деде Иване Львовиче особо я остановился потому, что его очень любили крестьяне, за доброту и справедливость. Осталось предание, что слепневские крестьяне, когда он скончался, все восемь верст до Градниц несли гроб на руках, не позволяя поставить на катафалк.

Похоронен он был с почестями в Градницах около Троицкого храма. Потом, когда храм закрыли и стали пытаться ломать его на кирпичи, нарушили и кладбище при церкви, и могила этого замечательного человека исчезла. Только надгробный камень несколько десятилетий лежал в кустах. Его отыскала и как-то приладила к музею уже в наши дни Галина Ивановна Алехина, заведующая музеем Ахматовой и Гумилева в Градницах.

Отец поэта вышел в отставку, прослужив на флоте 26 лет. Степан Яковлевич был награжден двумя орденами Св. Владимира, орденом Св. Анны. В отставку он вышел в чине статского советника - это приравнивалось к званию полковника сухопутных войск или капитана 1-го ранга на флоте. Этот чин давал ему право потомственного дворянства.

У Степана Яковлевича и Анны Ивановны было трое детей: дочь Шурочка и два мальчика - Дмитрий и Николай. Шурочка вышла потом замуж за офицера-пограничника Леонида Сверчкова. После революции Александра Степановна учительствовала в Бежецке, умерла в мае 1952 года и похоронена в одной ограде со своей матерью.

К слову сказать, сын Сверчковых Николай, племянник Гумилева, в 1913 году вместе с поэтом путешествовал по Абиссинии. В память об этом путешествии Гумилев посвятил ему книгу «Шатер».

Старший брат поэта Дмитрий был офицером, воевал на фронте в Первую мировую, награжден шестью орденами, умер в Режице в 1924 году.

Орест Высотский в заключении заметок о родословной своего отца-поэта сделал такое красивое и безусловно верное обобщение: «Поэт Николай Гумилев по своей родословной — истинно русский, он соединял в себе исконную набожность провинциального духовенства и высокое понятие чести, присущее русскому дворянству».

В 1935 году барский дом из имения Слепнево, после того как в Градницах сгорела бывшая земская школа, перевезли в Градницы и поставили в том же виде. В свое время я учился в этой школе. Теперь тут музей или Дом поэтов, так называют его земляки. Я давно знаю заведующую музеем Галину Ивановну Алехину. Она не профессиональный музейный работник, она, скажем так, - музейщик-самоучка. Но за те пятнадцать лет, что здесь работает, полюбила музей всей душой. Мне кажется, что с каждым годом энергии в ней все прибавляется. Она все больше узнает о поэтах и проникается их миром. Когда на душе у нее тоскливо, что-то не ладится, то приходит в музей, молится и просит у поэтов помощи. «И они помогают». Она верит, что барский дом в Градницы из Слепнева «перетащил Иван Львович». Как? Он ведь уже умер к этому времени. «Духом своим перетащил поближе к своей могиле. В Слепневе бы этот дом тогда, точно, сожгли или развалили».

В Бежецке сохранился дом, в котором после революции жили Гумилевы - улица Чудова, 68/14.

В 1918 году Гумилев развелся с Ахматовой и женился на Анне Николаевне Энгельгардт. В Петрограде было голодно, и Гумилев отправил жену с родившейся дочерью Леночкой в Бежецк.

Несмотря на разрыв с Ахматовой, отношения между ними сохранились дружеские, они даже вдвоем ездили в Бежецк к сыну Леве. Вместе выступали в Бежецке со стихами. 1 марта 1921 года в газете «Бежецкая жизнь» появилась такая заметка: «За время пребывания в г. Бежецке поэта Н. Гумилева, приглашенного политотделом искусств Бежецкого отдела народного образования для чтения лекций по русской и иностранной литературе в январе сего года, при участии поэта Н. Гумилева и его содействии организовался в г. Бежецке Союз поэтов, куда вошли члены литературной секции бывшего литературно-художественого общества... Почетным председателем Союза поэтов состоит Н. Гумилев».

Последний раз Гумилев приезжал в Бежецк 18 мая 1921 года. Он забрал в Петроград жену и дочь. Последний раз он виделся с матерью. 3 августа он был арестован по обвинению в участии в заговоре контрреволюционной Петроградской боевой организации, возглавляемой В.Н. Таганцевым. Люди, которые непосредственно в архивах знакомились с документами по этому делу, сообщают, что в деле Гумилева «содержатся лишь документы, подтверждающие недонесение им о существовании контрреволюционной организации, в которую он не вступил». Приговор - расстрел. Где могила поэта - неизвестно.

Есть версия, что Гумилев был убит, прежде всего, как прекрасный русский поэт, убит теми, кто пришел руководить тогда русской культурой и историей. Есть версия, что он слишком бравировал своим офицерством.

Трагическая смерть Николая Степановича сильно поразила семью в Бежецке. Сестра прочитала об этом в газете и просто лишилась рассудка. Она бегала по комнате, ломала руки и кричала: «Как я скажу маме?» Вызвали доктора, он дал снотворного, она успокоилась. Варвара Ивановна, сестра матери Гумилева, сразу слегла и вскоре умерла. Анна Ивановна высторяла потому, что сразу для себя приняла версию, что Николай Степанович не такой человек, чтобы так просто погибнуть, что он бежал и пробрался в свою любимую Африку. Эта надежда не покидала ее до смерти.

А поэт тогда был уже не на Земле, а там, куда он нередко стремился в своих стихах.

ХРИСТОС

Он идет путем жемчужным
По садам береговым,
Люди заняты ненужным,
Люди заняты, земным.
«Здравствуй, пастырь! Рыбарь, здравствуй!
Вас зову я навсегда,
Чтоб блюсти иную паству
И иные невода.
Лучше ль рыбы или овцы
Человеческой души?
Вы, небесные торговцы,
Не считайте барыши!
Ведь не домик в Галилее
Вам награда за труды, -
Светлый рай, что розовее
Самой розовой звезды.
Солнце близится к притину,
Слышно веянье конца.
Но отрадно будет Сыну
В Доме Нежного Отца».
Не томит, не мучит выбор,
Что пленительней чудес?!
И идут пастух и рыбарь
За искателем небес.

О Гумилеве можно было бы еще много писать и как о путешественнике, и как о воине, и очень, очень подробно разбираться во взаимоотношениях с Анной Андреевной Ахматовой и с сыном Левой... А разбирать поэтическое наследие Гумилева литературоведы будут столетиями, здесь есть что исследовать, какие тонкости открывать, чем восхищаться. Но царственный Гумилев только начинался. Что было бы, если бы...

Пытливый читатель, который захочет подробнее познакомиться и с творчеством, и с судьбой поэта, найдет книги о нем. Мне хотелось подробнее остановиться на теме Гумилев и Бежецк, которая мало освещена в книгах.

Закончу эти заметки одним из лучших стихотворений поэта, гениальным стихотворением из самого последнего прижизненного сборника «Огненный столп» (1921 год). Сборник посвящен второй жене поэта Анне Николаевне Гумилевой. А стихотворение называется «СЛОВО»:

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.
И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.
А для низкой жизни были числа,
Как домашний подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.
Патриарх седой себе под руку,
Покоривший и добро, и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.
Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что слово это - бог.
Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.

Я совсем не коснулся темы запрета на публикацию стихов поэта после его смерти. Вообще его имя запрещалось упоминать. Официально только в конце 80-х годов ушедшего века сняли опалу на имя и творчество поэта. Получалось странно: на гумилевском доме-музее в Градницах висела вывеска, что это музей Ахматовой. Теперь, слава Богу, справедливость восторжествовала. Я помню, как поэты обращались уже в годы перестройки в Политбюро к Суслову, что пора широко печатать Гумилева, зачем утаивать от народа такое прекрасное поэтическое искусство. Наверху были очень недовольны такими запросами. Это целая история, как «пробивали» к народу поэта. Теперь это уже кажется мелочами жизни. И действительно, по сравнению с величием и оригинальностью поэзии Гумилева - все это ерунда.

Да здравствует Гумилев!

Годы жизни Гумилева с Ахматовой.

1910 год

5 февраля. Гумилев возвращается в Петербург из Абиссинии.

6 февраля. Умирает отец Гумилева, Степан Яковлевич. В журнале «Аполлон» опубликованы размышления Гумилева о прозе М. Кузмина.

5 апреля. Гумилев подает прошение ректору университета о разрешении вступить в брак с А. Горенко. 16 апреля. Выходит третий сборник стихов «Жемчуга», на котором обозначено: «Посвящается моему учителю Валерию Яковлевичу Брюсову».

25 апреля. В Николаевской церкви села Никольская Слободка Гумилев венчается с А. А. Горенко. 2 мая. Молодожены отправляются в свадебное путешествие в Париж.

23 сентября. Вернувшись из свадебного путешествия, Гумилев предпринимает вторую поездку в Африку, на этот раз достигнув Адис-Абебы.

11 июля. В «Аполлоне» опубликована статья Гумилева «Жизнь стиха».

1911 год

А. И. Гумилева, мать поэта, покупает дом в Царском Селе.

25 марта. Гумилев возвращается из второго абиссинского путешествия.

5 апреля. Гумилев делает доклад о своем африканском путешествии в редакции «Аполлона». 4 мая. Гумилев подает прошение об увольнении из университета (с юридического факультета).

7 августа. В Москве встречается с А. Белым, посещает Брюсова, у которого знакомится с Клюевым.

В августе «Аполлон» публикует несколько статей Гумилева, в журнале «Весна» выходит его рассказ «Лесной дьявол ».

Создан «Цех Поэтов», которым руководят Гумилев и Городецкий. Они выступили со статьями, возвещающими о появлении нового художественного течения — акмеизма.

1912 год

Выходит новый сборник стихов Гумилева — «Чужое небо». До 14 апреля Гумилев посылает Блоку книгу «Чужое небо» с надписью: «Александру Александровичу Блоку с искренней дружественностью. Н. Гумилев». Блок ответил письмом: «Многоуважаемый Николай Степанович. Спасибо Вам за книгу. «Я верил и думал» и «туркестанских генералов» я успел давно полюбить по-настоящему, перелистываю книгу и думаю, что полюблю еще многое. Душевно преданный Вам Ал. Блок».

Весна. Поездка в Италию вместе с А. А. Горенко (Ахматовой). Создан цикл итальянских стихов. 18 сентября. У А. А. и Н.С. Гумилевых родился сын Лев. Гумилев продолжает университетское образование на романо-германском отделении историко-филологического факультета.

Октябрь. Выходит первый номер журнала «Гиперборей» (редакция: Гумилев, Городецкий, Лозинский).

1913 год

10 января. В г. Митаве состоялась постановка пьесы Гумилева «Дон Жуан в Египте».

26 января. В «Аполлоне» опубликована статья Гумилева «О современной поэзии».

Апрель. Академия наук командирует Н.С. Гумилева в очередное путешествие в Африку. 20 сентября. Возвращение Гумилева в Петербург. С 26 по 30 сентября. Передача музею антропологии и этнографии доставленных из Африки фотографий и предметов.

Ноябрь. Гумилев присутствует на банкете в «Отель де Франс» в честь приехавшего в Россию бельгийского поэта Верхарна, о котором он писал еще в 1908 г.

1914 год

6 января. Знакомство с Татианой Адамович, которой вскоре будет посвящена книга стихов Гумилева.

1 марта. Выходит сборник «Эмали и камеи» Т. Готье, переведенный Гумилевым.

1 августа. Начало Первой мировой войны.

25 августа. Гумилев стал добровольцем лейб-гвардии уланского полка.

1915 год

13 января. Приказом по Гвардейскому кавалерийскому корпусу от 24 декабря 1914 года Гумилев награжден Георгиевским крестом 4-й степени, переименован в ефрейторы, а 15 января произведен в унтер-офицеры.

27 января. На вечере поэтов в «Подвале бродячей собаки» читал стихотворения «Война», «Священные плывут и тают дни...» и др.

3 февраля 1915 — 11 января 1916. В газете «Биржевые ведомости» печатаются «Записки кавалериста» Гумилева, сопровождаемые пометкой: «От нашего специального корреспондента».

15 декабря. Выходит книга Гумилева «Колчан», посвященная Татиане Викторовне Адамович. 25 декабря. Есенин и Клюев приезжают в Царское Село к Гумилеву и Ахматовой, которая до этого дня с Есениным не была знакома.

Приказом по 2-й гвардейской кавалерийской дивизии от 5 января 1915 года Гумилев награжден георгиевским крестом 3-й степени.

1916 год

28 марта. Приказом Главнокомандующего армиями Западного фронта от 28 марта 1916 года Гумилев произведен в прапорщики с переводом в 5-й Гусарский Александрийский полк.

10 апреля. В газете «Одесский листок» опубликовано написанное на Двине стихотворение «Он стоит пред раскаленным горном...», которое поэт потом назовет «Рабочий» и которое после гибели поэта будут считать пророческим. 5 мая. Из-за ухудшения здоровья направлен на излечение в Царское Село.

14 мая. На вечере Брюсова знакомится со своей будущей второй женой А.Н. Энгельгардт. 2 июня. Гумилев едет на поправку здоровья в Крым.

14 июля. Возвращение в Петроград.

25 июля. Прибыл в полк.

17 августа. Командирован в Николаевское кавалерийское училище для держания офицерского экзамена. 25 октября. Не сдав экзамена по фортификации, Гумилев снова отбывает на фронт.

1917 год

15 мая. Покинул Петроград с целью попасть в действующую армию на Салоникский фронт.

20 мая. Прибыл в Стокгольм, оттуда морем - в Лондон.

1 июля. Прибыл в Париж, где был оставлен в распоряжении представителя Временного правительства генерала Зенкевича и находился в составе Военного комиссариата.

1918 год

2 января. По собственному желанию командирован в Англию для направления в действующую армию на Месопотамский фронт.

4 января. За расформированием Управления Военного комиссариата оставлен на учете старшего коменданта русских войск в Париже.

21 января. Из Франции прибывает в Лондон и добивается разрешения на возвращение в Россию.

4 апреля. Покидает Лондон и через Скандинавию и Мурманск возвращается в Петроград.

В течение года выходят его книги: переиздание «Жемчугов», третье издание «Романтических цветов», «Костер», «Фарфоровый павильон».

5 августа. Развод с А.А. Ахматовой.

15 ноября. Открылся Институт живого слова, в котором Гумилев читает лекции по курсам теории и истории поэзии.

1919 год

Женитьба вторым браком на Анне Николаевне Энгельгардт, дочери историка и литературоведа Н.А. Энгельгардта. Преподавание в Институте истории искусств, в Институте живого слова, во многих литературных студиях. В серии «Всемирная литература» в переводе Гумилева и с его предисловием вышла «Баллада о старом моряке» С. Колриджа, две из «Баллад о Робин Гуде».

14 апреля. У Гумилевых родилась дочь Елена.

Жить Николаю Степановичу оставалось чуть больше двух лет.