Смирнов Алексей Сергеевич

Смирнов Алексей Сергеевич

 Смирнов Алексей Сергеевич

родился в 1963 году

Не только поэтом или художником, но и промышленником надо родиться. Это тоже особая категория одержимых творчеством людей, постоянно думающих о производстве, прикидывающих варианты, нюхом чующих экономические выгоды, перспективный бизнес. Наш земляк Алексей Смирнов — из таких людей.

Много в Бежецке ходит о его карьере легенд и мифов, о том, как он стал, скажем так, нашим олигархом в Москве. Я тоже до знакомства с ним думал, что какие-то особые связи и обстоятельства помогли ему стать генеральным директором, а теперь уже и президентом группы компаний «ЛУКОЙЛ-Нефтехим». Но все оказалось гораздо проще и закономернее.

Алексей Смирнов родился в Бежецке в 1963 году. Детство его прошло на Гражданской улице. Если рассказывать как в сказке, то при рождении мама его Валентина Степановна, учитель русского языка и литературы в школе № 1, подарила сыну свой крепкий, волевой характер, а отец Сергей Петрович, служащий госстраха, подарил сыну то, что называется практической сметкой. А Господь Бог одарил парня неуемной энергией и талантами - Алексей чем только ни занимался в детстве: ходил в кукольный кружок, в танцевальный, играл в духовом оркестре, был участником вокально-инструментального ансамбля, занимался многими видами спорта, особенно любил хоккей, собирал марки...

После школы, а закончил он первую школу, Алексей поступил в Институт тонкой химической технологии в Москве (сейчас - это академия). Так что свою профессию он выбрал еще тогда - он химик, и путь к «ЛУКОЙЛ-Нефтехиму» вполне закономерен.

Конечно, много людей заканчивают институты по специальности химик-технолог, но не все они становятся во главе известных миру компаний. Алексей Смирнов со студенческих лет проявлял себя активным лидером в предпринимательстве. Тогда, в советское время, это не называлось предпринимательством, называлось «шабашкой» -каждое студенческое лето он проводил в подработках по Бежецкому району. Сдает досрочно сессию и уезжает в Бежецк, где они с группой ребят ездили по колхозам и нанимались белить коровники, монтировать сушилки, делать силосные траншеи... Так было каждый год в течение всех шести лет студенчества. Пять месяцев в году он вкалывал и зарабатывал. Сам себе заработал тогда деньги на первую свою машину, которую потом продал, чтобы купить оборудование и на заводе «Бежецксельмаш» в пустующем цехе начать свое первое производство.

Окончил Алексей институт, вернулся в Бежецк - мать вручила ему ключ от квартиры, которую для него сняла, и сказала: «Дальше давай все сам. Мы свою родительскую миссию выполнили».

В нашем разговоре с Алексеем Сергеевичем я спросил: «Как вы думаете, где бы вы сейчас были и кем, если бы не было перестройки и всего, что за ней последовало и круто изменило жизнь в стране?» Он ответил, почти не задумываясь: «Директором одного из бежецких предприятий». В нем всегда была нацеленность на лидерство. Другое дело, что в той системе пробиться на Олимп, на котором он сейчас, вряд ли бы удалось ему даже к шестидесяти годам.

Надо сказать, что на другой мой вопрос: «Кого из бежечан вы с особой благодарностью вспоминаете?» - Алексей Сергеевич ответил: «Назову два имени - директор первой школы, ныне покойный Федор Иванович Савин и Платов Владимир Игнатьевич. Ему я благодарен не как губернатору, а как директору «Бежецксельмаша», который позволил мне начать мое первое самостоятельное дело».

На заводе жизнь в то время почти замерла. Льноуборочные машины, которые здесь выпускались, никому стали не нужны. Колхозы и совхозы, которые традиционно высевали лен, перестали заниматься этой трудоемкой культурой. В этот момент Алексей Смирнов и дерзнул обратиться к Платову с просьбой отдать в аренду пустующий цех, чтобы организовать в нем свое частное небольшое производство. Надо, правда, сказать, что кооператив Смирнова работал не только на себя, но и на завод, его продукция шла в отчетность завода.

Я от многих слышал, что «Смирнов начал с расчесок», но как-то не связывал это с химическим производством. А оказывается, это что ни на есть химия. Производство пластмассы, переработка пластмассы.

Он действительно начал с расчесок и других пластмассовых изделий. Это был первый его кооператив. Первое серьезное дело. Мне кто-то рассказал в Бежецке, что председатель райисполкома, познакомившись тогда с Алексеем, сказал сакраментальную фразу: «Этот парень далеко пойдет!»

Началось все с пластмассовых расчесок. А сегодня «ЛУКОЙЛ-Нефтехим» выпускает не только пластмассу, но и еще десятки видов продукции.

По сути группа компаний «ЛУКОЙЛ-Нефтехим» началась с пустующего цеха завода «Сельмаш». По крайней мере, это один из истоков. Этот пустующий цех наполнил жизнью тогда еще юный Алексей Смирнов. Цех у него заработал в три смены. Смирнов покупал оборудование, приглашал специалистов из Москвы, развивал производство.

Хочу, чтобы читатели, как и я в разговоре со Смирновым, уяснили, что он не пришел в «ЛУКОЙЛ» на теплое местечко. Он, наоборот, бился, колотился лет десять, создавая свое химическое производство, сначала - в Бежецке, потом - в Москве с помощью своих однокашников по институту, а потом уже, когда создал его, то предложил гиганту «ЛУКОЙЛу» (1997 год) сотрудничество. «ЛУКОЙЛу» это было выгодно так же, как и Смирнову.

Из буклета, выпущенного к 5-летию «Нефтехима»:

«Разрабатывая свои проекты развития, компания исходит как из своих собственных ресурсов, так и из ресурсов материнской компании. В свою очередь стратегические инвестиции ОАО «ЛУКОЙЛ» в нефтехимию уже сегодня дают экономический эффект. В условиях периодически возникающей перенасыщенности рынка нефти и нефтепродуктов, падения цен производство нефтехимикатов, отличающихся более высокой добавленной стоимостью, оказывается весьма выгодным бизнесом. Кроме того, устойчивый спрос на нефтехимическое сырье уменьшает одностороннюю зависимость ОАО «ЛУКОЙЛ» от топливных рынков».

Не ударяясь сильно в технические характеристики и в термины, все-таки следует коротко сказать, что сегодня группа компаний, которую возглавляет Смирнов, занимает ведущее, то есть первое место в нефтехимии России. И в Центрально-Восточной Европе тоже. Общая мощность предприятий составляет свыше 3 млн. тонн продукции в год, порядка 2 млн. тонн в год товарной продукции. Объем продаж в прошлом году составил 600 млн. долларов. В некоторых центрах России и ближнего зарубежья «ЛУКОЙЛ-Нефтехим» выполняет градообразующие функции, обеспечивая основной объем налоговых платежей и занятость населения. Базовые предприятия находятся в Ставропольском крае, в Саратовской области, в Украине, в Латвии. В Латвии компании принадлежит нефтехимический терминал в порту Вентспилс. Компания, скажем так, имеет свои интересы по всему миру. Президент «ЛУКОЙЛа» В.Ю. Алекперов говорит: «Алексей Смирнов, по-моему, больше спит в самолетах, чем дома».

Все предприятия, которые вошли в компанию, приходилось создавать чуть ли не заново - ремонт, реконструкция, закупки новых технологий. Советская нефтехимия отставала от мирового уровня, технологии были устаревшие. А после разрухи начала 90-х годов нефтехимия вообще упала. Так что Смирнову пришлось восстанавливать разрушенное хозяйство в тот момент, когда о нефтехимии никто в стране и не говорил. Гнали сырье на продажу - и все. И сказочно богатели.

Можно сказать, что Смирнов - один из основоположников новой российской нефтехимии.

Продукцию компании покупают строители, металлурги, пищевики, легкая промышленность. Пластики, в принципе, применяются сейчас во всех отраслях. Газовая отрасль является крупнейшим потребителем полиэтиленовых труб для газораспределительных сетей низкого давления. Сейчас в России все больше заметна мировая тенденция замещения металлических труб на пластиковые. Приведу отрывок из интервью А.С. Смирнова деловому журналу «Русский фокус», чтобы показать масштабы управленческих раздумий и решений главы компании:

- У компании есть программа дальнейших инвестиций?
- До 2010 года мы предполагаем инвестировать порядка 500 млн. долларов без учета газовой программы. В том числе 243 млн. - это инвестпрограмма по Украине, вложения в «ЛУКОР». Остальное будет направлено на развитие российских предприятий «Ставролена» и «Саратоворгсинтеза».
- С чем связано такое большое внимание к Украине?
- Наша инвестиционная программа на Украине рассчитана на уменьшение зависимости «ЛУКОРа» от поставок этилена из Венгрии. Сегодня у нас недостаточно сбалансированы потребление и выпуск этилена. Дело в том, что в советское время украинский завод «Ориана» был связан с венгерскими предприятиями. В рамках СЭВ была принята этиленовая программа, которая сегодня, естественно, не работает. Интересы новых акционеров этих предприятий не совпадают. Мы пытались посадить их за стол переговоров и сбалансировать интересы, но у нас это не вышло. Даже с участием российского и венгерского правительств и представителей МИД обеих стран. Был доклад на эту тему во время встречи президента России с премьером. А сбалансировать интересы не удалось. Поэтому мы приняли решение о реализации целого ряда проектов для самостоятельного развития предприятия. Конечно, нам было бы проще купить венгерские активы, связанные с «ЛУКОРом», но мы не смогли определить цену, которая устроила бы все заинтересованные стороны.
- Многие российские нефтяники сегодня не скрывают своего интереса к белорусской нефтехимии. Например, к «Нафтану», «Полимиру», другим предприятиям...
- «Нафтан», несмотря на дефицит нефти, всегда был в рынке и каждый год вкладывал в ремонт и инвестиции порядка 30-40 млн. долларов в год. «Полимир» же легче снести и на его месте построить новый завод по производству этилена. Это хорошая площадка для нового строительства, хорошая инфроструктура - через дорогу находится нефтеперерабатывающий завод, а это гарантированные 50% загрузки мощностей. Там хорошая логистика - рядом экспортно-ориентированный рынок. Там хорошие кадры. Сегодня завод является нашим конкурентом на российском рынке по производству волокон, которые мы производим в Саратове...»

Вот такой срез интервью я сделал. Понимаю, что в тексте много всего технического, но этот срез наглядно показывает, о чем думает руководитель, какими живет заботами и какими масштабами оперирует.

Я спросил у Алексея Сергеевича, как он понимает счастье, что это для него? «Приумножить что-то доброе - вот что такое для меня счастье».

Я был в многострадальном городе Буденновске Ставропольского края, где находится предприятие «Нефтехима» «Ставролен». Оно является там градообразующим. 3000 человек работают на предприятии. После того, как Смирнов взял под свое крыло этот почти развалившийся завод, провел там реконструкцию, - «Ставролен» стал крупнейшим в России производителем полиэтилена низкого давления. У людей хорошие заработки, городу идут хорошие отчисления налогов, да и кроме налогов большая помощь. Только в 2001 - 2002 годах Буденновск получил благотворительную помощь в объеме 7,5 млн рублей. Сейчас город просто преобразился - красивый, современный, уютный, с кафе, закусочными, клубами. Прекрасные улицы, дороги, дома. Все говорят, что с приходом «Нефтехима» город стал чище и уютнее. Быстрее заглаживается трагедия 1995 года, когда в город ворвались чеченские боевики и захватили Буденновск, а городскую больницу сделали своим оборонительным бастионом.

Безусловно, Смирнов может испытывать чувство если не счастья, то справедливой радости, видя, как преобразился город.

Или возьмем городок Калуш на Украине. Отец Георгий, настоятель местного православного храма, говорит, что «ЛУКОЙЛ-Нефтехим» и лично Алексей Сергеевич много делают благотворительного для православных. В Калуше находится предприятие «ЛУКОР» по производству офелинов и полиэтилена.

Украинская Православная церковь Московского Патриархата наградила Алексея Сергеевича за благотворительную деятельность орденом Святого Равноапостольного князя Владимира.

Мы подошли к теме, на которой мне хочется остановиться подробнее, - благотворительность Смирнова. Но перед этим задам Алексею Сергеевичу вопрос: «Вы верующий человек?» «Да, верующий. И открылась мне вера в Бежецке. В 1987 году мы с друзьями подрядились сделать внутренний ремонт Спасского храма, тогда готовились праздновать 1000-летие Православия на Руси. В первый же день я полез под купол по длинной, метров десять, лестнице - и сорвался. Падая, задел стекло и порезал голову. Крови было много. Одна их прислуживающих и храме женщин сказала: «Наверное, ты не крещен». Я действительно был не крещен. Так вот, после этого случая, после разговоров с настоятелем отцом Виктором о Боге и о жизни, и о душе человеческой - я крестился. Крестил меня отец Степан. Я не скажу, что я скрупулезно исполняю все, что должен исполнять воцерковленный человек, но вера вошла в мою душу. Бог для меня безусловно есть».

А теперь о благотворительности. Может быть, Смирнов и не был бы так известен в Бежецком краю, как известен сейчас, если бы он не помогал городу так, как помогает. На Смирнова, скажем так, во многом опирается культурная жизнь Бежецка. Он приглашает на праздники города самых известных в России и самых дорогих (и в денежном выражении) артистов. Гостями бежечан уже были Лев Лещенко, София Ротару, Лариса Долина, Валерий Леонтьев, Лайма Вайкуле, Алсу... Он помогает городу в приобретении музыкальных инструментов, театральных кресел, помогает в издании книг, в благоустройстве мест отдыха...

Здесь уместно порассуждать о понятиях богатый человек, олигарх. Смирнов считает, что богатых людей должно быть как можно больше, «олигархов должно быть много». Они будут вкладывать деньги в производство, будет больше рабочих мест, будут расти доходы людей, будет образовываться средний класс - основа стабильного общества. Пропасть между богатыми и бедными будет уменьшаться. Хотя, конечно, бедные и богатые будут всегда, они и сейчас есть во всех странах. Но нормальному богатому человеку ничего другого не остается, как вкладывать деньги в развитие производства и в благотворительность. Сейчас, конечно, первый этап этого процесса. Много денег просто пускается по ветру. Но уже сейчас немало людей, готовых вкладывать деньги и в землю, и в производство. Надо только законодательную базу сделать приемлемой. «Надо время».

Смирнов рассуждает так, как в свое время рассуждал Генри Форд, который в начале XX века потряс промышленный мир, резко снижая себестоимость производимого автомобиля за счет внедрения конвейерных лент и других усовершенствований, снижая стоимость и таким образом увеличивая спрос. Если в 1908 году самая дешевая модель стоила 825 долларов, то в 1926 году цена достигла рекордно низкой отметки - 290 долларов. Миллионы автомобилей быстро раскупались, Америка стала «страной на колесах», Форд повышал довольно ощутимо жалованье рабочим. Когда новое, более высокое жалованье распространилось по стране, общим результатом стало превращение промышленных рабочих в средний класс.

Смирнов тоже уповает на создание среднего класса и на саму природу человека. Богатый человек, следуя нравственному закону, заложенному в нем Богом, будет думать не только о себе.

В связи с этим мне вспоминается Всемирный Русский Народный Собор, который проходил в декабре 2002 года в храме Христа Спасителя. Он был полностью посвящен взаимодействию духовно-культурных традиций России и современной экономики России. Очень пронзительно и глубоко на эту тему говорил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата: «Современная система ценностей, побуждающая человека к приложению все больших усилий для постоянного повышения уровня личного потребления материальных благ, является греховной и порочной. Церковь напоминает людям, что экономическая деятельность может быть нравственно и религиозно оправданной лишь в том случае, если человек трудится не только для себя и своих близких, но и для того, чтобы помогать нуждающимся. Эту мотивацию к труду можно назвать духовным измерением экономики. Церковь побуждает человека трудиться настолько эффективно, чтобы получать максимальную отдачу и при этом передавать излишки тем, кто не в силах зарабатывать себе на жизнь или кто по роду своей общественно полезной деятельности не должен производить материальные ценности. Православная этика постулирует очень важный принцип: экономика должна быть эффективной и справедливой.

Возникает вопрос: может ли быть жизнеспособной экономика, построенная на этических принципах? Не является ли такая экономическая модель эфемерной? Убежден, что это не так. Было бы ошибкой считать, что единственным реальным стимулом к развитию технологий хозяйствования может быть стремление к получению все большего количества материальных благ. Россия в начале XX века являлась одной из наиболее динамично развивающихся стран. Двигателем экономической системы страны в то время были русские купцы, большинство из которых не только успешно предпринимательствовало, но и строго блюло церковные и народные обычаи, искренне и активно участвуя в жизни Церкви. Согласно традициям русской православной культуры, богатство подлежало оправданию только в том случае, если употреблялось для блага всех».

Так что, коль страна перешла на рыночную экономику, будут и есть уже очень богатые люди. Но от этого должна быть польза всем. Тут уже дело в законах и в немалой степени в традициях, о которых говорит митрополит Кирилл.

Вспомним сколько доброго делали для людей русские предприниматели Строгановы, Демидовы, Третьяковы, Рябушинские, Савва Тимофеевич Морозов... На их деньги открывались воспитательные дома, приюты, всевозможные училища, университеты, они покровительствовали ученым, поэтам и художникам, театру, дарили университетам богатейшие собрания книг, жертвовали деньги инвалидам, строили больницы, помогали стипендиями студентам, устраивали дешевые столовые. Ставили храмы.

Морозов, не считаясь ни с какими расходами, поддерживал все, в чем предчувствовал важное влияние на отечественную культуру. Станиславский считал, что если бы не Морозов, то не было бы Московского художественного театра (МХАТ).

«ЛУКОЙЛ-Нефтехим» большие средства инвестирует в здоровье людей, в образование. Идет большая помощь школам, детским садам, детским домам и приютам, детским и юношеским спортивным командам, домам технического творчества, самодеятельным творческим коллективам. Идет благотворительная помощь администрациям городов, в которых находятся предприятия компании, помощь участникам военных событий, помощь церкви. Ежегодно на благотворительность и спонсорство компания выделяет 95 млн рублей.

Далеко мы, кажется, отошли от Бежецка, но в нашем разговоре с Алексеем Сергеевичем мы постоянно к нему возвращались.

- Не кажется ли Вам, что в наступившем веке судьба таких небольших уездных городков, как Бежецк, будет печальной, жизнь здесь будет затухать?
- Нет, не кажется. Россия так устроена, что каждый регион имеет свои исторические особенности и свою перспективу. Думаю, что лен, который сейчас не востребован, будет востребован. Ведь у района - огромный сельскохозяйственный потенциал. Будет до конца доведена законодательная база по земле - придут инвесторы, и жизнь здесь возродится. В Бежецке несколько крупных заводов.
- Какие места в Бежецком районе Вы особенно любите?
- Прежде всего, мой дом в городе на улице Нечаева, который я построил. А теперь еще дом в деревне Бор. Это место я очень люблю. Охочусь там.

Понемногу наш разговор перешел на блиц-интервью.

- Алексей Сергеевич, кроме охоты, чем Вы еще увлекаетесь?
- Раньше марки собирал, у меня их много. Сейчас коллекционирую часы.
- Где охота, там и выпивка. Как Вы относитесь к алкоголю и курению?
- К курению всегда относился отрицательно, хотя одно время курил, а к спиртному отношение менялось - от нормального до негативного. Сейчас считаю, что пить вредно. Есть много других удовольствий.
- Ваша жена бежечанка или москвичка?
- Бежечанка.
- Ваши дети?..
- У нас с Татьяной Германовной две девочки. Младшая, Ирина, учится в школе, в Москве, старшая, Татьяна, - в Лондоне.
- Что Вы думаете о современной молодежи?
- По сути, она такая же, какая была всегда. Темпераментная, живая.
- Какие книги Вы читаете, какую музыку слушаете, какие фильмы смотрите?
- Книги читать некогда. Из музыки люблю советскую популярную. Фильмы смотрю наши.
- Вы болельщик?
- Не очень, но за «Спартак» болею, его спонсирует «ЛУКОЙЛ». Мы оказываем серьезную спонсорскую помощь футбольной команде «Жемчужина-ЛУКОЙЛ» из Буденновска.
- Кто из государственных деятелей прошлого и настоящего Вам симпатичен?
- Из исторических - Петр I, из современных - Лужков.
- Вы член какой-либо партии?
- Нет. Одно время симпатизировал «Регионам России», которые сейчас влились в «Единую Россию». Тогда у них была хорошая программа.
- С какими процессами Вы связываете будущее страны?
- С развитием промышленности, с хорошей законодательной базой для этого.
- Как Вы относитесь к нашему нынешнему телевидению?
- Нормально.
- Что Вам не нравится в людях и что нравится?
- Активно не нравятся равнодушие и пассивность. Нравится - профессионализм.
- Какие газеты читаете?
- Пресс-служба ежедневно приносит мне обзор десятков изданий.

В ходе беседы я неожиданно узнал, что Алексей Сергеевич в Академии государственной службы при президенте РФ готовится защищать диссертацию на соискание степени кандидата наук.

Вот такая насыщенная жизнь.

Некоторые люди придумывают себе в жизни девиз. У Смирнова я не спросил, есть ли у него таковой. Но вот если бы мне предложили придумать ему этот девиз, я бы, пожалуй, сформулировал так: «Возрождать, созидать, приумножать добро!» Мне кажется, эти слова выражают доминанту жизни Алексея Сергеевича. Он возрождает промышленность, он, безусловно, созидает, стремясь развивать и расширять производство. И он сам сказал, что счастье для него в приумножении добра. Многие бежечане знают об этом лично, многие видят это и понимают. Да и не только бежечане.

В русском языке слово «добро» имеет двоякий смысл. И кто-то из читателей может ухмыльнуться, мол, конечно, добро свое приумножать, понятно. Но, может быть, и не случайно, а мудро в нашем родном языке добро имеет смысл богатства и имеет смысл доброго дела. Наш народ заложил тут великую мудрость, намекая, говоря нам, что богатство дается человеку на доброе дело. И в пословицах это отразилось: «Добро творить - себя веселить», «Не хвались серебром, хвались добром».

Мне кажется, Смирнов из тех людей, которые пошли вглубь проблем, и жизнь понимают точно так же, как ее понимали во все времена подлинные труженики и патриоты России.

Комментарии  

 
0 #1 technodin 10.08.2013 15:22
А в каком родстве состоят этот Смирнов и директор НИИ Психоэкологии Смирнов И.В.-сын Абакумова?