Историко-археологический опорный план Бежецка

В 1995 г. по заказу Государственной инспекции по охране и использованию памятников истории и культуры Тверской области сотрудниками Тверского научно-исследовательского историко-археологического и реставрационного центра был разработан историко-археологический опорный план г. Бежецка. Он необходим для создания комплексных охранных зон, которые могли бы быть учтены при дальнейших работах над Генеральным планом развития города.

Используя данные письменных, археологических, планографических и иконографических источников, а также сочетая архивные и библиографические работы с широкомасштабными полевыми исследованиями на местности, было выявлено около 50 разновременных памятников истории. Это оказалось возможным благодаря методологическому подходу к культурному слою города не как к остаткам одного конкретного поселения, а как к совокупности археологических отложений всех памятников археологии различных эпох.

Изучение истории города и его окрестностей позволило установить этапы заселения его территории, начиная с эпохи неолита и раннего железного века, а также выявить размещение в прошлом десятков сел, деревень, пустошей и угодий, окружавших город в XV - XVII веках, а в дальнейшем поглощенных городом по мере его развития.

Непосредственно на территории города ныне известно четыре стоянки эпохи неолита. В самом центре, на кремлевском холме, под культурными отложениями XII - XVIII вв., которые можно связывать непосредственно с Городецко (нынешним г. Бежецком) удалось выявить следы укрепленного поселения эпохи раннего железного века. Вокруг городища располагалось неукрепленное селище того же времени.

В X - XI вв. на месте названных памятников возникает древнерусское поселение с лепной керамикой. Позднее на этом месте появилось городище Городецко, а в XVI I- XVIII вв. - Городецкий острог или кремль.

В восточной части города, в районе современного микрорайона, в XV - XVII вв. существовал ряд самостоятельных поселений, имевших свою историю, хозяйственную структуру, а ныне полностью поглощенных городом. Так, западнее нынешней Песочной ямы, в районе улицы Песочной, располагалась деревня Десятильня, которая в 20 - 30-х гг. XV в. принадлежала десятильнику Александру - богатому вотчиннику, сборщику великокняжеской десятины в Бежецком Верхе. Позднее вдова Александра передала деревню в качестве вклада в Троице-Сергиев монастырь на помин души своего мужа. Деревня Десятильня существовала до 1861 г., позднее на ее землях возник женский Благовещенский монастырь.

Несколько восточнее Десятильни, ближе к Жоховскому ручью, располагалось обширное деревенское кладбище (позднее на нем хоронили монахинь Благовещенского монастыря). Восточнее и южнее кладбища, вдоль западного берега Жоховского ручья, в XVII в. располагались деревни Бородино, Молодь и Березовка. На восточном берегу ручья существовали деревни Жохово и Орлиха, а южнее их - деревня Акишино и село Княжево. Орлиха и Княжево существуют и ныне.

В западной, заречной части города, на Штабу, на рубеже XIV - XV вв. возникла деревня Старово Подгороднее, позднее потесненная городом еще далее к западу, за пределы городской черты. Деревня принадлежала князю Дмитрию Александровичу Щепе Ростовскому, который в 30 - 40-х гг. XV в. вложил ее в Троице-Сергиев монастырь.

Севернее Старова Подгороднего в XV в. находились великокняжеские Гудцовские деревни. В XVII—XVIII вв. здесь образовался целый ряд пустошей — земельных угодий, связанных с запустевшими деревнями.

В северной части города существовало село Шеломень (в районе современной улицы Шолмино, западнее клуба завода Бежецкеельмаш). В XVII в. оно являлось центром бежец­ких владений знатных бояр Заборовских. Западнее села располагались деревни Дубинки, Ивановская, Андрейкова, Гузнищево, а несколько севернее — Слизнева, вотчина боярина Ивана Андреевича Слизнева, вдова которого в 1467—74 гг. вложила деревню в Троице-Сергиев монастырь. Деревня Ивановская в начале XV в. принадлежала боярам Головкиным; в 1420—30-х гг. приобретена у них уже известным нам Александром Десятильничем, вдова которого вложила деревню в Троице-Сергиев монастырь. Деревни Ивановская, Андрейкова и Селезнева сохранились до настоящего времени.

Кроме перечисленных деревень на окраинах города в разное время возникали и существовали слободы: Ямская (в районе нынешнего Спиртзавода), Макариева (в Старой Слободе), Красная (в пределах нынешней улицы Красно-слободской), Инвалидная (в центральной и восточной частях района Штаб) и Новая (существующая и ныне в 1 км к юго-востоку от города).

За городом возникали и позднее были поглощены городским посадом шесть монастырей: Введенский мужской (XV в.), Макариева пустынь под Городецким посадом (рубеж XV—XVI вв.), Спасо-Преображенский мужской и Крестовоздвиженский женский (начало XVII в.), Благовещенский женский (XIX в.), а также монастырь (позднее погост) Мины около деревни Шеломень (вероятно, XVII— XVIII вв.). Рядом с монастырями и почти со всеми церквями до 1771 г. существовали кладбища.

На окраинах города располагались многочисленные пус­тоши и угодья, выявленные по письменным источникам и пока лишь частично локализованные на местности.

Таким образом, привлечение письменных источников значительно расширило возможности поиска археологических объектов.

Изучение среды обитания на предварительном этапе работ позволило более целенаправленно и осознанно вести поиск археологических памятников различных эпох на местности. Изучение хронологических циклов гидрологической активности позволило в ряде случаев прогнозировать наличие или отсутствие археологических объектов в конкретной ландшафтной ситуации и даже датировать отдельные объекты и участки культурного слоя, не имеющие пока четкой археологической датировки.

Вместе с тем пришлось учитывать искусственные изменения рельефа, произошедшие за последние два столетия. К искусственным изменениям рельефа можно отнести засыпку русел ряда ручьев, нивелировку вершин холмов, подсыпку на подболоченных участках и крупные котлованы на окраинах города. В ряде случаев археологический культурный слой оказался частично или полностью уничтожен, переотложен или погребен под современными насыпными грунтами.

По-видимому, нельзя абсолютизировать данные геологического бурения при оценке мощности культурного слоя. Дело в том, что в г. Бежецке преобладает так называемый «сухой», уплотненный культурный слой, мощность которого не превышает 2 м. Поэтому данные бурений, показывающие мощность насыпного слоя в 3-5 м, как правило, связаны с различными заглубленными сооружениями (подвалами, погребами, участками засыпанного острожного рва, засыпанных русел ручьев и т. д.) или с современными подсыпками на склонах надпойменных террас. Данные же бурений, показывающие мощность насыпного слоя в 5-8 м, как оказалось, связаны с современными мощными перекопами или подсыпками грунта, не имеющими никакого отношения к мощности древнего культурного слоя. Учитывая, что геологические бурения без присутствия археолога при взятии проб на местности не дают данных о датировке слоя, следует относиться к ним как к источнику дополнительной, вспомогательной информации, в первую очередь, ориентируясь на данные многолетних археологических наблюдений. За период с 1987 по 1995 гг. в историческом центре города нами было осмотрено и зафиксировано более 12 км профилей траншей и котлованов. На участках, где данных оказалось недостаточно, были заложены дополнительные разведочные шурфы.

Важным фактором для уточнения локализации и границ распространения отдельных археологических объектов явилась работа археологов в тесной связи с коллективом архитекторов-реставраторов, проводивших разработку историко-архитектурного опорного плана г. Бежецка. В результате удалось более полно оценить как этапы роста и развития города в целом, так и локализовать на местности отдельные архитектурные объекты, многие из которых имеют археологическое значение.

Сейчас много предложений купить диплом о высшем образовании и много фальшивок.