Грибы для фронта (воспоминания).

В сентябре 1942 года Борис Иванович, завуч школы, по сильной близорукости ещё не взятый на войну, сказал мне, что собираются группы для сбора грибов в «помощь Красной Армии». Рассказал, что взять с собой (включая ведро) и куда явиться.

И я явилась. Оказалась я самой младшей. Было нас человек сорок, девочки и мальчики 7-8 классов по 14-16 лет. А мне – 11.  Две учительницы, хорошо знавшие мою маму. Они не отправили меня домой, видно Борис Иванович решил, что так я лучше отъезд сестры переживу.

Сдали мы хлебные карточки. В заплечных мешках на верёвочках – самое необходимое и ведро у каждого. Ехали на грузовике около 30 км по Калининской дороге. В Малой Береже выгрузились. Дали нам нежилой дом с вынутыми окнами, стол, лавки. Мешки у стен поставили.

Режим дня был таким:

Утром без завтрака в лес  за грибами. Набрать по ведру – тогда идти на завтрак. Одна из учительниц остаётся с дежурными готовить завтрак на костре во дворе. Колхоз выдал овсяную крупу для каши. Хлеб по нормам карточек привозили из города. Кто набрал ведро – помогает заполнять другим. Возвращаемся, чистим грибы, разбираем по группам – на сушение, на соление, на обед - лучшие! Завтракаем, дочищаем грибы. Идём снова.

Картошку, лук, морковь даёт колхоз. Каждый день грибной суп и жареные грибы с картошкой. Вкусно. Идём третий раз, уже не очень озорные, подуставшие и сытые. По возвращению с третьим ведром получаем с дойки целую кружку молока!

Спать идём на сеновал. Сарай. В центре широкие двери справа и слева стены, там помещения набитые сеном. Между ними у дальней стены настил, к нему лестница. По лестнице – до настила, по настилу – девочки налево, мальчики направо. Спать на сене – в чём в лес ходим, а можно в сено зарыться, а пальто посушить. Воспитательницы наши спят на настиле.

Кто же они?

Елена Ивановна Обломкина (Обломкова?) – географ, 1899 года рождения, значит ей 43. Быстрая, энергичная, очень умелый организатор, не слышала, чтобы она когда-нибудь на кого-нибудь кричала. Или мы были такие умные и сознательные? Знала она и все грибы, проверяла, чтобы не попал ядовитый гриб ни в еду, ни в сдачу на приёмный пункт. Хрупкая, очень приятная, школьное прозвище: «Сороконожка».

А вот кому пришло в голову второй послать Зинаиду Семёновну Колобову, литератора, знатока поэзии, витающую в облаках над материальными жизненными проблемами? Наверное, послали их на целый месяц, как не имеющих семьи.

Среди учеников Зинаиду Семёновну звали «Зина Модная», среди учителей – «Эфирная Зи-Зи». И одежды для леса не нашлось у неё. Пальто не помню, а шляпа фетровая с вуалью и боты – замша с резиной надеты на туфли с высокими каблуками. Елена Ивановна оставляла Зине Модной дежурить самых умелых мальчиков и девочек.

Я по младости лет и мелким объёмам от дежурств была освобождена. Меня сразу взяла «под крыло» Люся Кузьмина из нашей 1-ой образцовой школы. Училась она на класс ниже моей сестры и на два класса выше меня. Жила на нашей Гражданской улице, в доме №16. Я спала рядом с ней, и в лесу меня она из виду не выпускала.

Елена Ивановна нам постоянно на местности показывала движение солнца, ориентирование, особенности деревьев, съедобные и несъедобные ягоды.

А Зинаида Семёновна очень трудно переносила такие условия, что, видно, не до поэзии ей было. А дети злые. Договорились попугать её.  В лесу спрятались, затаились все.

- Дети, где вы? – кричит. Ответили, когда уже слёзы в голосе. Из-за кустов:
- Мы тута, тута.
- Как вас найти?
- Идите прямо, прямо.
- Ой, куда не ступлю – везде яма!

А однажды Зинаида Семёновна отстала от нас. Мы искали, кричали, вернулись в деревню – нет. Волнуется Елена Ивановна, плачут девочки.

Ночью привезли её на машине военные. Оказывается, в лесу её поймали бабы из другой деревни, приняли за немецкую шпионку и отвели к военным. Одета не по-нашему, говорит по-русски странно, вызвала у колхозников недоверие «Эфирная Зи-Зи» наша.

Месяц прошёл. Ждали грузовик. Елена Ивановна отпустила нас идти пешком. Учительницы и два мальчика остались ждать грузовик. Назначила Елена Ивановна самых серьёзных идти впереди и позади.

Ориентироваться на слабых. Никого не отпускать идти скорее – никого не оставлять позади. Грузовик прибыл на следующий день, привёз вещи и оставшихся.